.RU

Обувь в традиционной культуре народов Средней Азии и Казахстана (XIX первая треть XX в.)




на правах рукописи


Старостина Ольга Викторовна


Обувь в традиционной культуре народов

Средней Азии и Казахстана (XIX – первая треть XX в.)


Специальность 07.00.07 – этнография, этнология, антропология


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Санкт-Петербург

2009

Работа выполнена в Отделе Средней Азии, Казахстана и Кавказа Российского Этнографического музея


Научный руководитель: доктор культурологии Н.М. Калашникова


Официальные оппоненты: доктор исторических наук Султанов Т.И.

кандидат исторических наук Резван М.Е.


Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный

университет


Защита состоится «________________» 2009 г. в _____ час. на заседании

Диссертационного совета Д 002. 123. 01 по защите докторских диссертаций в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 3.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН


Автореферат разослан «_______________» 2009 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

Кандидат исторических наук А.И. Терюков


^ Общая характеристика работы.


Актуальность темы исследования. Среди различных аспектов и проявлений традиционной культуры народов Средней Азии и Казахстана важное место занимает костюм, который отражает этническую историю региона, развитие различных хозяйственных форм, социальные изменения, происходившие на протяжении многих веков. Разнообразные элементы, детали и части костюма имели различную динамику изменений, некоторые из них, например, головной убор, на протяжении длительного времени сохраняли характерный крой и орнаментацию, другие элементы, такие как верхняя одежда, были более подвержены влияниям, связанным с развитием этноса. Однако, не все элементы костюма, бытовавшего в среднеазиатско-казахстанском регионе, можно считать достаточно изученными. Такая немаловажная его составная часть как обувь никогда не являлась темой отдельного исследования.

Обувь, как неотъемлемый элемент костюма, появилась на самых ранних этапах развития человеческого общества и являлась одним из важнейших функциональных элементов одежды. Она позволяла человеку лучше приспособиться к особенностям ландшафта, климата и различным видам хозяйственной деятельности. Так, например, в зависимости от природных особенностей изменялись крой, материал, высота той или иной обуви. Не является исключением и обувь среднеазиатско-казахстанского региона. В горных районах Таджикистана и на Памире частым природным явлением были селевые потоки, превращавшие землю в грязевые реки, и для удобства перемещения, лучшей устойчивости, а также чистоты и сухости ног местное население носило деревянные туфли на высоких ножках. Среди скотоводов, которые по роду своей деятельности долгое время проводили в седле, преимущественно была распространена обувь на каблуке, фиксировавшим ногу в стремени, и т.д.

Но не только данные факторы оказывали влияние на внешний вид и материал обуви. Такие особенности традиционного костюма, как цветовая гамма, орнаментальные мотивы также находили свое отражение и в обуви, являвшейся элементом единого комплекса костюма того или иного народа.

На формирование внешнего облика различных поршней, сандалий, туфель или сапог также оказывали влияние определенный межэтнические процессы, благодаря которым, в регионе происходило взаимопроникновение различных аспектов материальной культуры. Немаловажную роль в этом процессе играли экономические изменения: рост ремесленного производства, сложение нескольких крупных обувных центров, обеспечивавших своей продукцией население практически всей Средней Азии и Казахстана.

Присоединение региона к России, происходившее во второй половине XIX века, также явилось значимым фактором, изменившим некоторые традиционные формы обуви. В культуру среднеазиатских народов вошло такое явление как мода, не свойственная более раннему периоду. Фасоны одежды и обуви в городах стали стремительно сменять друг друга. За короткий период, с конца XIX до первых десятилетий ХХ века как костюм, так и обувь узбеков, таджиков, каракалпаков, казахов, киргизов и туркмен претерпел более глубокие изменения, чем в течение нескольких предыдущих столетий1.

В данной работе рассматривается обувь, бытовавшая у таджиков, узбеков, казахов, киргизов, каракалпаков и туркмен, то есть тех народов, чей этногенез непосредственно связан со среднеазиатско-казахстанским регионом. Традиционная обувь так называемых «малых народов», а именно уйгуров, дунган, цыган, персов, афганцев и др. подробно рассмотрена не будет, так как их этногенетическая история и формирование традиционной культуры происходила в основном на территории других регионов, формирование конструкций и орнаментации обуви, складывались в иных исторических условиях. Материалы по обуви «малых народов» привлекаются в качестве сравнительного материала.

Выбор темы данного исследования обусловлен недостаточной изученностью такого важного элемента традиционного костюма народов Средней Азии и Казахстана как обувь. В работах ученых XIX – ХХ веков она рассматривалась лишь в связи с описанием костюма и не являлась предметом отдельного изучения. Упоминания, встречающиеся в научной литературе, зачастую носят формальный характер, без указания на крой обуви, ее половозрастные характеристики. Таким образом, основной проблемой, рассмотрению которой посвящена данная диссертация, является всестороннее изучение традиционной обуви народов среднеазиатско - казахстанского региона, определение ее функциональной и знаковой роли в костюме и традиционной культуре.


Непосредственным объектом исследования является традиционная обувь народов Средней Азии и Казахстана.

Предметом диссертационной работы - различные аспекты ее бытования, распространения, а также знаковый статус обуви в культуре региона.


Целью исследования является комплексное изучение обуви народов Средней Азии и Казахстана в традиционной культуре XIX – первой трети ХХ века. Анализ любого явления материальной культуры содержит в себе два аспекта – это изучение процесса создания предмета и сферы его бытования. Исходя из поставленной цели, в работе предполагается решить следующие задачи:

- разработать типологию традиционной обуви и выделить ее территориальные комплексы

- исследовать и описать ремесленное обувное производство региона (технологический процесс, историю внедрения и распространения различных материалов, изучение инструментария сапожников), а также проследить динамику развития обувного ремесла в Средней Азии и Казахстане

- определить цветовые, орнаментальные, половозрастные, социальные, имущественные, сезонные и ритуальные особенности обуви

- описать и изучить систему традиционных представлений и обычаев, связанных с обувью в традиционной культуре народов Средней Азии и Казахстана.


Хронологические рамки исследования ограничиваются XIX – первой третью ХХ века. В этот исторический период Российская Империя проявляет большой политический и экономический интерес к новым осваиваемым территориям. Русские чиновники и исследователи для решения политических и экономических задач стремились наиболее полно описать культурные реалии местного, колонизируемого населения. Нижняя граница обусловлена появлением многочисленных источников по традиционной культуре различных народов, населявших данный регион.

Первая треть ХХ века стала важным этапом в изменениях традиционного костюма в целом и обуви в частности. В это время кардинально меняется структура местного сапожного производства и увеличивается объем ввозимых товаров русского изготовления, что привело к резкому сокращению бытования традиционных форм обуви и практически полному ее исчезновению из повседневного быта местных народов.

Выбранные хронологические рамки позволяют проследить динамику изменений, происходивших в бытовании обуви как под воздействием внутренних факторов, таких как формирование крупных ремесленных центров, каждый из которых обеспечивал сразу несколько районов региона, появления в культуре Средней Азии и Казахстана нового явления - моды и др. Немаловажными в данный период являлись и внешние факторы, основным из которых можно считать включение региона в общероссийский рынок.


Методика исследования. Для решения поставленных задач в работе используется сравнительно-исторический метод исследования, который позволяет рассмотреть особенности бытования традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана в исторической ретроспективе, а также изучить эволюцию данного элемента костюма на протяжении XIX – первой трети ХХ века.

Региональный подход к изучению явлений традиционной культуры позволяет, с одной стороны расширить характеристики историко-культурной области, с другой ярче подчеркнуть этническую специфику на фоне общерегиональной картины бытования того или иного культурного явления. Кроме того, при подобном подходе становится возможным проводить сравнительные исследования в масштабе одного или нескольких регионов. В данной работе был также применен и комплексный подход, включающий единство исторических и эмпирических методов исследования традиционной обуви народов среднеазиатско - казахстанского региона.

В основу методологии положен принцип функционального, системного и сравнительного анализа, позволяющего определить место обуви в костюме, а также в традиционных представлениях народов Средней Азии и Казахстана. Функциональный принцип позволяет выявить роль обуви в костюме, а также в народных представлениях. Системный анализ дает возможность рассмотреть обувь как элемент единой системы костюма, а сравнительный принцип выявить сходства и различия в обуви разных народов региона, определив, таким образом, ее общие и самобытные черты.

^ Источники исследования. В работе автором было использовано несколько видов источников: письменные, вещественные, изобразительные.

Письменные источники включают в себя две группы это заметки и описания, принадлежащие перу путешественников, чиновников, военных, среди которых мы находим наиболее ранние описания обуви. Именно данный вид источника позволяет почерпнуть информацию о наиболее архаичных видах обуви, вышедших из употребления к началу XIX века или не имеющих аналогов в музейных собраниях. Кроме того, благодаря данной группе источников становится возможным расширить хронологический диапазон исследования для проведения сравнительных исторических аналогий с музейными собраниями.

Вторая группа источников – исследования, касающиеся традиционной культуры жителей Среднеазиатско-Казахстанского региона и соседних народов, имеющих общие этногенетические и культурные корни, сохранившие сходные обряды, обычаи и элементы материальной культуры. Среди данных работ важной базой для исследования послужили аналитические работы Г.П. Василевич2, О.А Сухаревой и Л.А. Чвырь3 по проблеме типологии и классификации элементов традиционного народного костюма.

Базовым источником для изучения традиционной обуви народов региона стали коллекции Российского Этнографического музея, которые являются уникальными с точки зрения репрезентативности.

Привлечение изобразительных источников (художественных альбомов, фотоколлекций) позволило автору провести сравнительный анализ источников и определить способы бытования и особенности кроя тех или иных видов обуви.


Научная новизна исследования. Впервые в данной работе традиционная обувь выступает в качестве самостоятельного историко-этнографического источника, что позволяет выявить особенности как этнических, так и территориальных общностей Средней Азии и Казахстана. В рамках данного исследования была предложена типология обуви, выполненная преимущественно на базе вещевой коллекции Российского Этнографического Музея.


Научно-практическая значимость представленной диссертации состоит в том, что ее основные положения позволяют значительно дополнить представления о традиционной обуви народов региона как неотъемлемой части костюма. Представленная типология может послужить усовершенствованию описания, атрибуции, систематизации, хранения и изучения данного элемента костюма в других музейных собраниях.


Апробация исследования. Отдельные положения диссертации были изложены в выступлениях на конференциях Лавровские (Среднеазиатско-Кавказские) чтения (2000, 2001, 2003), «Мода и дизайн: исторический опыт – новые технологии (СПб ГУМиД 2003, 2006, 2007), Третьи Санкт-Петербургские этнографические чтения (РЭМ 2004), Конгресс антропологов и этнографов (2005).

Некоторые приемы систематизации и типологии, предложенные автором данного исследования, были использованы для создания выставки, посвященной традиционной обуви народов России, значительную часть которой составила обувь народов Средней Азии и Казахстана (РЭМ 2004).

Работа была обсуждена на заседании Отдела этнографии Средней Азии, Казахстана и Кавказа РЭМ, а также на заседании Отдела Центральной Азии МАЭ им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.


Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложения (каталога коллекции обуви РЭМ; рисунков и иллюстраций; глоссария).


^ Основное содержание работы


Во введении обосновываются выбор темы и ее актуальность, определяются цели и конкретные задачи работы, характеризуются методологические основы и хронологические рамки исследования.


^ Глава 1. «Обзор источников по вопросу изучения обуви народов Средней Азии и Казахстана» состоит из трех параграфов, каждый из которых посвящен одному из видов источников, использованных в работе.

§ 1. Письменные источники включают в себя две группы – это заметки и описания, принадлежащие перу путешественников, чиновников, военных, среди которых мы находим наиболее ранние описания обуви, способов ее ношения, особенности ее цветовой гаммы и орнаментации. Именно данный вид источника позволяет почерпнуть информацию о наиболее архаичных видах обуви, вышедших из употребления к началу XIX века или не имеющих аналогов в музейных собраниях. Кроме того, благодаря данной группе источников становится возможным расширить хронологический диапазон исследования для проведения сравнительных исторических аналогий с музейными собраниями, так как самое раннее, известное нам, упоминание обуви народов Средней Азии и Казахстана датируется третьей четвертью ХVIII века. Это достаточно полное описание казахского традиционного костюма4, сделанное знаменитым немецким натуралистом и путешественником И.Г. Георги – инициатором и активным участником Второй Академической экспедиции (1768-1774гг.) под руководством П.С. Палласа.

Именно в этот период начинается процесс присоединения Казахстана к России и вслед за ним, несколько позднее, Средней Азии. Наиболее ранние описания быта «туземного населения» принадлежали перу авторов, не имевших специального этнографического образования и состоявших на военной или административной службе Российской Империи. Составляя для нужд своих министерств статистические, географические и военные отчеты, они включали в них и сведения о местном населении. Среди авторов этнографических заметок о Средней Азии встречаются также ученые различных специальностей и путешественники.

Значительное место среди бытописаний казахского народа первой половины ХIХ века, занимают работы дипломатического чиновника А. И. Левшина, впоследствии ставшего известным государственным деятелем России. В 1832 году в свет вышла его монография, посвященная казахам Младшего жуза5 . Интересные заметки о своем пребывании в 60-ые годы XIX века у казахов Младшего и Среднего жузов составил Б.О. Юзефович6. Немалый вклад в изучение быта казахов Среднего жуза внес офицер генерального штаба Н.И. Красовский, который в 60-ые годы XIX века служил в Оренбургской губернии и собирал материалы о традиционной культуре, занятиях и обычном праве казахов. В 1868 году вышла в свет его книга «Область сибирских киргизов»7. Несколько позднее была опубликована книга кадрового офицера колониальных войск России в Средней Азии А.П. Хорошхина «Сборник статей касающихся до Туркестанского края». Автор с 1865 года находился на службе в Туркестанском генерал-губернаторстве и по роду своей военной деятельности составлял топографические отчеты, но среди описаний ландшафта встречаются и ценные этнографические заметки о культурных особенностях местного населения8.

С продвижением границ Российской империи на юг появился интерес к изучению других народов, населявших Среднюю Азию – узбеков, таджиков, туркмен и др. Российская экспансия в Бухарский эмират, Хивинское и Кокандское ханства начинается в 40-ые гг. XIX века. Примерно с этого же времени на страницах отечественных журналов и газет публикуются многочисленные отчеты, посвященные материальной и духовной культуре узбеков. В этих заметках часто встречаются подробные описания устройства городов, обычаев, нравов и костюмов местного населения. С точки зрения интересующей нас темы, хотелось бы отметить статью переводчика И. Ибрагимова, опубликованную в 1874 году в «Военном сборнике», которая была посвящена населению Хивинского оазиса – узбекам, киргизам и туркменам9. Вышеупомянутый нами топограф А.П. Хорошхин, помимо заметок о кара-киргизах, в своей работе обращается также и к бытописанию жителей г. Ташкента. Здесь он приводит описания наиболее популярных среди местных узбеков видов обуви.

Одним из наиболее ранних источников, посвященных описанию ираноязычного населения Средней Азии, является книга «Путешествие из Оренбурга в Бухару», принадлежащая перу офицера генерального штаба барону Е.К. Мейендорфу, который находился в составе русской дипломатической миссии в Бухарское ханство, руководимой А.Ф. Негри в 1820-1821 гг. На страницах его воспоминаний об этом путешествии мы встречаем многочисленные этнографические заметки, посвященные, в том числе, таджикскому населению Бухары, достаточно пристальное внимание автор уделяет городскому производству кож и работе мастеров-сапожников10 .

Традиционная культура туркмен вплоть до конца XIX века оставалась практически неисследованной областью этнографической науки. Хотя через территорию, населенную кочевыми туркменскими племенами, проходили караванные пути, эта область оставалась малодоступной для исследователей. Этим обуславливается и небольшое количество источников, которыми мы располагаем. Среди них наиболее полными являются две работы: первая из них – это статья путешественника инженера П.М. Лессара11. Вторая работа – книга К.М. Федорова «Закаспийская область», в которой автор рассматривает разнообразные виды обуви, входившие в костюм северных туркмен йомудов и човдуров12.

Работы исследователей и бытописателей конца XVIII – середины XIX века носили, в целом, ознакомительный характер, в них описывались климат, ландшафт, различные элементы традиционной культуры местного населения, нравы, обычаи, верования и т. д. Однако, данные статьи являются ценнейшим источником для исследователей, так как именно из них мы можем почерпнуть информацию о старинном традиционном костюме, значительные изменения в котором начали происходить уже с 60-х гг. XIX века. В это же время начинается становление новой науки – этнографии, основной задачей которой являлось комплексное и всестороннее изучение традиционной народной культуры. С помощью ученых-этнографов составляются программы и инструкции по управлению «инородцами», учитывавшие особенности духовной и материальной культуры народов Средней Азии и Казахстана.


Вторая группа источников – исследования, касающиеся традиционной культуры жителей региона и соседних народов, имеющих общие этногенетические корни и сохранившие сходные обряды, обычаи и элементы материальной культуры. В работах ученых этнографов, посвященных описанию комплексов костюма, бытовавшего в тех или иных областях Средней Азии и Казахстана, нередко встречаются ценные сведения о некоторых видах обуви, способах их ношения и особенностях покроя, но, в целом, они носят отрывочный характер и не отражают всего видового разнообразия, а также этнических и половозрастных отличий, характерных для костюма жителей отдельных областей. Среди данных работ важной базой для исследования послужили методологические труды Г.М. Василевич , О.А Сухаревой и Л.А. Чвырь по проблеме типологии и классификации элементов традиционного народного костюма.

§ 2. Вещественные памятники. Уникальным источником, с точки зрения временного, географического и видового разнообразия, является коллекция обуви Российского Этнографического музея. Формирование собрания происходило на протяжении всего ХХ века, но благодаря передаче в 1948 году из Москвы в музейные фонды РЭМ обширных коллекций Музея народов СССР, часть которого была сформирована во второй половине ХIХ века, временные рамки значительно расширились. Географические рамки коллекции также достаточно широки и включают обувь различных этнических групп и родоплеменных объединений. Общее число экспонатов обувной коллекции насчитывает 360 предметов и отражает около двадцати различных видов и моделей сандалий, поршней, туфель и сапог, среди которых встречаются уникальные, не описанные ранее исследователями. Кроме данных экспонатов в Среднеазиатскую коллекцию входят также предметы, отражающие ремесленное производство обуви и позволяющие восстановить процесс изготовления и технологические особенности шитья традиционной обуви.

Некоторые виды обуви, не характерные для традиционного народного костюма региона, но бытовавшие в ХХ веке, позволяют рассмотреть динамику развития обуви в культуре, определить основные влияния на данный элемент костюма.

В качестве сравнительного материала в работе были использованы также опубликованные материалы по собраниям Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, Центрального Государственного музея Казахстана и др.

§ 3. Изобразительные источники. Художественные альбомы, экспедиционные зарисовки этнографов-исследователей Средней Азии, а также фотоматериалы, хранящиеся как в фондах РЭМ, так и опубликованные в научной литературе, позволили автору провести сравнительный анализ источников и определить способы бытования и особенности кроя тех или иных видов обуви. Среди них своей уникальностью выделяются два альбома рисунков художников В. Плотникова и П.М. Кошарова, которые отличаются точностью в передаче силуэта, покроя и орнаментации. Кроме того, в альбоме приведены местные названия изображенных видов обуви (РЭМ, Архив, Альбом художника Плотникова). Альбом художника П.М. Кошарова13 стал практически первым иллюстрированным сборником, посвященным киргизской традиционной культуре.

Для изучения традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана особое значение имеют фотоматериалы С.М. Дудина, художника и этнографа, собравшего самую ценную часть коллекции РЭМ (4000 экспонатов) по народам региона. С 1893 по 1905 год исследователь провел несколько крупных экспедиций в Закаспийскую область, Ташкент, Самарканд, Семиречье, Бухару и Фергану. Помимо сбора экспонатов художник-фотограф тщательно фиксировал сцены традиционного быта, обряды и праздники, развлечения, памятники архитектуры и типы жилища среднеазиатских народов. Эти фотографии являются уникальным материалом для изучения костюма в целом, а также обуви, способов ее ношения, орнаментации, возрастных и социальных различий.

Для изучения генезиса и развития традиционных форм обуви народов среднеазиатско - казахстанского региона большую роль играют памятники изобразительного искусства: настенная и миниатюрная живопись Мавераннахра, относящаяся к периоду расцвета городской культуры XVI-XVII веков и отражающая костюм различных слоев общества. Исследование этого источника позволят выявить наиболее архаичные виды обуви, сохранившиеся до начала ХХ века, проследить изменения в ее покрое и орнаментации.

Таким образом, источниковая база по вопросу изучения традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана достаточно широка и позволяет определить большинство вариантов покроя обуви, бытовавшей в регионе, ее этнические, половозрастные и социальные особенности, развитие и изменение обуви, происходившей на протяжении XIX - первой трети ХХ века.

^ Глава II. «Особенности типологии и изготовления традиционной обуви». Глава состоит из двух параграфов.

§ 1. Типология обуви народов Средней Азии и Казахстана. В основу типологии обуви народов среднеазиатско - казахстанского региона положен принцип покроя, который является основой обуви и технологическим решением задачи приспособления материала к формам человеческого тела. Согласно этому принципу обувь народов региона была разделена на три основных класса, имеющих устойчивое сочетание признаков: I класс – сандалии, характерной чертой которого является отсутствие надподошвенной части и закрепление обуви на ноге с помощью различных шнуров, II класс – поршневидный, отличающийся особым способом раскроя подошвенной части, которая полностью или частично формирует союзку, боковины, пятку и голенища, за счет деформации материала, путем загибания и стягивания заготовки вокруг стопы. III класс – башмаковидный, имеющий четко очерченную по ступне подошву и, пришитые к ней отдельно выкроенные детали, надподошвенной части.

Отнесение к выделенным классам некоторых вариантов традиционной обуви представляется достаточно проблематичным, так как они имели иной способ изготовления и не соответствуют общепринятым определениям тех или иных типов. В связи с этим мы хотим предложить выделить две группы обуви: 1) деревянная долбленая и 2) сшитая или сформированная из «мягкого» материала (кожи, ткани и пр.) Данные группы предваряют типологию, предложенную ниже.

Каждый класс имеет несколько таксонометрических уровней. Первый уровень – подкласс, определяющийся технологией изготовления обуви, которая может быть несшитой, то есть не имеющей конструктивных швов, или сшитой, изготовленной из одной или нескольких деталей и имеющей в наличии хотя бы один конструктивный шов. Второй таксонометрический уровень – тип, основной общей чертой которого является высота обуви, то есть наличие такой конструктивно важной детали как голенище. Каждый класс имеет несколько видов. Отличительной особенностью вида является наличие деталей, влияющих на изменение конструкции обуви. Внутри некоторых видов выделены также подвиды, отличающиеся от основного вида введением в крой дополнительных деталей, не влияющих, однако, на конструкцию. Иерархическое расположение класса, подкласса, типа, вида и подвида является общепринятой схемой, используемой не только в этнографии, но и ряде других гуманитарных и естественных наук, например, археологии, лингвистике, биологии и др.

При обобщении материала и создании типологии важным ориентиром, с методологической точки зрения, стала для нас работа Г.М. Василевич «Типы обуви народов Сибири», в которой содержится также ценный сравнительный материал для понимания данной проблемы. Обувь народов Средней Азии и Казахстана, несомненно, имеет ряд отличительных особенностей, которые нашли отражения в выделении некоторых новых классов и видов.

К 1 группе относятся два класса обуви. Класс I – сандалии представлен одним видом, состоявшим из одной конструктивной детали – подошвы, выточенной из дерева на трех ножках, расположенных по бокам в пяточной части и одной спереди на носке и дополнительных ремней-креплений фиксирующих обувь на ноге. Класс III – башмаковидный, вид 1 – туфли, которые представляли собой толстую подошву на трех ножках, высота которых варьируется от трех до семи сантиметров с высокой и глубокой союзкой, выточенной вместе с подошвой.

Группа 2 представлена более широким спектром разнообразных классов и видов. ^ I класс – сандалии наиболее простой с точки зрения кроя тип обуви, который, вероятно, являлся и одним из самых древних, так как не требовал особых навыков шитья и, в то же время предохранял стопу от травм. На территории Средней Азии сандалии входили в костюм первых земледельцев и широко распространены до сих пор. Таким образом, история их бытования насчитывает, по меньшей мере, четыре тысячелетия. Данный тип характеризуется, прежде всего, отсутствием надподошвенной части, роль которой выполняют различные ремни-крепления. Необходимо отметить, что сандалии являлись преимущественно мужской или детской обувью. Вид 1 – сандалии имели одну деталь кроя – подошву из толстой грубой кожи, в которую между большим и средним пальцем продета замшевая, кожаная или хлопчатобумажная петля, две аналогичные петли расположены по бокам в пяточной части. Через три петли продевают кожаный или же шерстяной ремешок, удерживающий сандалии на ноге.

II класс – поршневидный, наряду с типом сандалии является архаичной обувью, и выделяется несколькими признаками. Он имеет однослойную, зачастую мягкую подошву, небольшое (от одной до четырех) количество конструктивных деталей кроя. Одной из наиболее значимых черт поршневидной обуви является отсутствие каблука. Определяющий признак поршней – подошва, выкроенная значительно больше размера стопы и заходящая на пальцы и подъем ноги. В данном классе обуви, как правило, подошва, союзка, пятка и боковины являются одной деталью кроя, которая формирует поршень за счет деформации кожи под различными углами. Обувь поршневидного класса, как правило, являлась рабочей обувью или выполняла защитную роль для более изящных и дорогих видов сапог и туфель. Носили поршни мужчины и дети. Для их изготовления применяли грубую, невыделанную кожу или замшу и не использовали дополнительные орнаментальные детали.

В поршневидном классе возможно также выделить два подкласса: несшитые и сшитые поршни, имеющие несколько деталей кроя. В первом подклассе несшитых поршней выделяется единственный вид - 1, вероятно, являвшийся одним из самых ранних, а возможно и первым известным человечеству видом обуви. Такие поршни не имели деталей кроя и изготовлялись из шкуры, снятой целиком с головы барана или теленка, затем шкуру размачивали и натягивали на обмотанную портянкой ногу. При высыхании шкура приобретала форму ноги.

К подклассу сшитые поршни можно отнести семь видов различных поршней, которые в свою очередь подразделяются на два типа, определяющей чертой которых является высота обуви: первый тип – низкие поршни (не имеющие голенища). К нему относятся четыре вида обуви, каждый из которых определяется особенностями конструкции, а также количеством и расположением выкройных деталей надподошвенной части. Вид 1- поршни с одним вырезанным сектором, по мнению исследователей, в Средней Азии получили широкое распространение во время завоевания региона в XI – XII веках тюрками-огузами.

Вид 2 – киргизские поршни с двумя вырезанными секторами. В костюме соседних народов подобный вид не зафиксирован.

Следующие два вида поршней входили в комплекс традиционного туркменского костюма. Вид 3 – обувь, с дополнительными деталями кроя (носком и пяткой), вид 4 – поршни, имеющие союзку и пятку.

^ Второй тип – высокие поршни (имеющие голенища), разделяются на три вида: вид 1 – поршни, не имеющие отдельно выкроенной подошвы, являются архаичной формой обуви жителей Памира. Вид 2 – поршни с двумя деталями голенища и подошвой. Этот конструктивно самый сложный вид поршней бытовал на территории Узбекистана, Долинного и Горного Таджикистана. Вид 3 – поршни с глубокой союзкой, формирующей боковины обуви, имел аналогичный предыдущему ареал распространения.

^ Класс III башмаковидный является самым сложным по покрою. Его выделяют несколько черт присущих исключительно данному классу: подошва башмаковидой обуви выкраивается по размеру ступни и не заходит на ее верхнюю часть, она, как правило, жесткая, многослойная, часто для увеличения прочности в подошву прокладывают кору, дерево, металлические пластины. Вторым признаком является наличие союзки и третьим - наличие каблука, конструкция которого также влияет на видовые различия. Возникновение башмаковидной обуви было связано с дальнейшим усовершенствованием и усложнением костюма и возросшим требованиям людей, связанных с появлением новых сфер деятельности, которые требовали более удобной обуви. В башмаковидном классе обуви можно выделить два типа: низкая обувь - туфли, имеющие подошву и надподошвенную часть (союзку, боковины, пятку) и высокая обувь - сапоги, имеющую, помимо надподошвенной части, голенища различной высоты.

К типу туфли башмаковидного класса обуви можно отнести несколько видов: 1 - туфли без каблука с союзкой, были распространены в Хорезмском оазисе и входили в свадебный женский костюм. Туфли на каблуке - танкетке, имеющие союзку – вид 2, бытовали на территории Туркмении, а также на Ближнем Востоке, в Азербайджане, Армении, Иране, Афганистане. Вид 3 - туфли на прямом каблуке с союзкой – самый распространенный в регионе вид обуви, входил в костюм всех народов Средней Азии и Казахстана. Вид 4 - туфли на прямом каблуке с союзкой, боковинами и пяткой и, наконец, вид 5 - глубокие туфли с серповидным каблуком с союзкой и боковинами носили казахи, киргизы, узбеки и таджики.

Тип сапоги характеризуется сложной конструкцией, состоящей из нескольких деталей кроя, и разделяется на пять видов. 1 вид – это сапоги без каблука с голенищем, формирующим союзку, боковины и пятку путем перегибания кожи на надподошвенную часть. Такая обувь была характерна для костюма сельских жителей Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Вид 2 – наиболее широко распространенный в среднеазиатско -казахстанском регионе и имевший прямой каблук, голенища и фигурную союзку. Вид 3 отличается глубокой союзкой, формирующей надподошвенную часть, высокими голенищами и прямым каблуком и бытовал у казахов и киргизов. 4 вид – сапоги без каблука с голенищами и союзкой был самой популярной обувью в Средней Азии и Казахстане. Мягкие сапоги, бытовали у всех народов региона, а также в костюме татар, башкир, некоторых народов южной Сибири и у уйгуров. Вид 5 – обувь с серповидным каблуком, сложносоставными голенищами, союзкой и боковинами. Такая обувь бытовала среди оседлого населения Узбекистана и Таджикистана.

В целом, на территории региона можно отметить две тенденции распространения и бытования традиционной обуви. С одной стороны, практически у каждого этноса сложились свои, особые предпочтения тех или иных комплексов обуви, с характерной орнаментикой и цветовым решением. С другой стороны, на рубеже XIX и ХХ веков складывается общий среднеазиатский комплекс, бытовавший практически у всех народов. В него входили туфли на каблуке без задника, мягкие сапоги и сапоги на каблуке с фигурной союзкой. Процесс интеграции происходил и в традиционном костюме народов Средней Азии и Казахстана и был обусловлен несколькими причинами: интенсивным взаимовлиянием этносов друг на друга, сложением единого рынка, обеспечивавшего взаимные потребности города и степи, концентрации в городах крупного ремесленного производства.

§ 2. Традиции и инновации в производстве и бытовании обуви. В параграфе рассмотрены вопросы, касающиеся развития традиционного ремесла в регионе, его организации.

Обувное производство во второй половине XVIII – начале ХХ вв. занимало второе по значимости место в кустарной промышленности региона после ткацкого ремесла. Обувь являлась предметом первой необходимости, и ее производство было развито почти повсеместно, с расчетом, главным образом, на местные рынки.

Влияние русской колонизации на традиционную культуру народов Средней Азии и Казахстана отразилось во многих аспектах жизни местного населения и, в том числе, в ряде новых элементов, вошедших в национальный костюм и обувь. Оно выразилось в распространении российских материалов, техник изготовления и, наконец, совершенно новых видов обуви, которые по прошествии некоторого времени стали неотъемлемой частью традиционного костюма.

Начало 30-х гг. ХХ века также стало важным этапом развития сапожного ремесла в Средней Азии. В это время происходит изменение структуры сапожных ремесленных мастерских, которые объединяются в крупные артели с общим планом заказов, рассчитанных на удовлетворение потребностей не только местного населения, но и жителей соседних областей. В работе артелей стали применяться новые машинные методы шитья. На основе наиболее популярных видов традиционной обуви создавались модели, которые, с одной стороны, сохраняли форму и крой, присущие обуви конца ХIХ века, а с другой не имели ярко выраженных этнических особенностей того или иного народа, создавая, таким образом, обобщенные типы.

В послевоенные годы ремесленные артели преобразовываются в крупные фабрики, на которых в основном производится обувь европейского фасона. В костюме городского населения Средней Азии и Казахстана практически перестает бытовать обувь традиционного покроя и орнаментации, но пожилые люди предпочитают носить обувь старинного образца вплоть до наших дней.

Сапожное ремесло, наряду с ткацким, кузнечным и кожевенным, являлось одним из наиболее уважаемых занятий. Ремесленники селились компактными группами в пределах обособленных кварталов. Староста квартала являлся одновременно и цеховым старшиной. Им становился наиболее уважаемый и опытный мастер. Он занимался решением тяжб и споров, устройством новых ремесленных мастерских, управлял цеховыми делами во главе совета мастеров.

Навыки сапожного ремесла передавались не только по наследству, от отца к сыну; чаще практиковалось привлечение учеников со стороны. Мастер брал на себя обязательства по обучении ребенка мастерству и его воспитанию. Обучение длилось 3-5 лет, по истечению которых ученик получал звание мастера и имел право открывать собственную мастерскую и обучать других. После окончания учебы молодой мастер продолжал быть связанным со своим учителем – он обязан был выделять часть своего заработка наставнику, в случае неудачи в его предприятии, последний обязан был предоставить ученику бессрочный приют и пропитание. Кроме того, на мастере лежала ответственность за продукцию и поведение своих бывших учеников.

Основой для норм производственного поведения являлся сборник правил «рисоля», который состоял из трех основных частей: истории ремесла, наставлений и предостережений. В этом сборнике особое внимание уделялось вопросам нравственности и «правильного» поведения, основами которого являлись правдивость, щедрость и богобоязненность.

Сапожное ремесло в Средней Азии находилось на высоком уровне развития, имело четкое разделение труда, цеховую организацию с установленными правилами производственного и этического поведения.


^ Глава III. «Знаковые функции традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана». Костюм народов Средней Азии и Казахстана, как и костюм представителей любого другого региона, является важной частью традиционной культуры. Он одновременно сочетает в себе роли вещи и знака. Одежда формирует внешний облик человека в соответствии со знаковой функцией культуры общества. Она указывает на этническую принадлежность, отношение к определенному слою общества, пол и возраст. Несомненно, что и традиционная обувь как неотъемлемая часть костюма выполняла знаковую роль, которая отражала этнический, половозрастной и социальный статус человека. Данная глава посвящена исследованию обуви как этномаркирующего, половозрастного, социального, окказионального признака. Здесь также рассматриваются вопросы, касающиеся роли обуви в традиционной культуре и в костюме, в частности.

Традиционный костюм, его форма, покрой, декоративные детали изменяются и развиваются с течением времени. На эти изменения влияют такие факторы как смена места расселения этноса, внедрение новых видов хозяйственной деятельности, иноэтничные влияния и многие другие. Несомненно, что и такой важный элемент костюма как обувь подвергся изменениям: некоторые виды исчезали, их заменяли другие, появлялись новые техники изготовления и орнаментация. Но среди этих изменений всегда можно найти элементы, которые сохранялись на протяжении нескольких столетий. В начале XIX века на комплексы обуви населения различных районов среднеазиатско - казахстанского региона достаточно сильное влияние оказывали обувные ремесленные центры, такие как Самарканд, Бухара, Хива, Ташкент, Шахрисябз и др.

Как отмечалось выше, огромное влияние на изменение комплексов обуви, покроя и материала, использовавшегося при ее изготовлении, в XIX – ХХ веках оказала колонизация Казахстана и Средней Азии Российской империей. Так например, к середине XIX века казахи практически полностью переходят на потребление российских кож. Однако не только качество и цена оказывали воздействие на столь успешное расширение российского торгового влияния. Одежда собственного производства из продуктов скотоводческого хозяйства воспринималась как признак бедности, тогда как в разряд престижных материалов входили дорогие покупные ткани и кожи тонкой выделки (Попова 2004: 72). К концу ХIX века продукция российских сапожников и кожевенников прочно завоевывает местный рынок.

К началу ХХ века процесс внедрения в материальную культуру новых элементов затронул практически всю Среднюю Азию, но многие традиционные формы продолжали сохраняться вплоть до конца ХХ века. Наиболее консервативными оставались те районы Средней Азии, которые выделялись архаичными формами традиционной культуры и сознания, а также были труднодоступными, в их числе, прежде всего, следует отметить Туркмению и районы расселения припамирских народностей. Здесь долгое время сохранялись своеобразные комплексы обуви, как с точки зрения покроя, так и орнаментации. Общесреднеазиатские виды обуви, а также обувь российского производства в данных частях региона встречалась в костюме на реже, чем в Казахстане, Киргизии, Узбекистане и Долинном Таджикистане. Тем не менее, вплоть до 1930-40-х гг. в обуви народов Средней Азии и Казахстана сохранялись особенности, характерные для традиционной культуры предыдущего столетия. Среди них можно отметить не только своеобразный покрой, характерный для обуви того или иного народа, но приемы орнаментации, цветовые предпочтения.

§ 1. Отражение этнических особенностей. Эти особенности, на рубеже ХIХ – ХХ вв., ярче всего проявлялись в обуви припамирских народностей и туркмен. Туркменская обувь изготовлялась из кож, окрашенных в темно-красный или коричневый цвет. Красный цвет доминировал и в традиционном костюме туркмен. Для горных таджиков, припамирских народностей и киргизов характерным было окрашивать выделанную кожу в естественный коричневый цвет. Казахская обувь, как правило, сочетает два цвета: светло-коричневый и зеленый. Зеленый цвет имела так называемая «шагрень» или саур, которую кочевники покупали у оседлого населения. Наиболее яркой и многоцветной была обувь долинных таджиков и узбеков. Для окрашивания и орнаментации они использовали черный, коричневый, красный, желтый, зеленый, синий цвета и их многочисленные оттенки. Помимо кожи для изготовления обуви использовался текстиль, нередко декорируемый вышивкой.

Орнаментация являлась скорее отражением хозяйственной деятельности: оседлые народы (таджики и узбеки) предпочитали украшать сапоги, туфли и поршни различными видами растительных узоров, а для кочевников-скотоводов излюбленным орнаментом являлся мотив «рога барана».

§ 2. Особенности мужской и женской обуви. Различий в покрое мужской и женской обуви практически не наблюдается. Женская обувь отличалась от мужской размером, шириной голенища и преимущественно обильной орнаментацией, занимавшей иногда всю поверхность сапога. Эта особенность проявлялась также и в традиционной одежде и была связана с представлениями о сакральной нечистоте женщины, которая нуждалась в дополнительной магической защите, обеспечиваемой большим количеством знаков-оберегов.

§ 3. Отражение возрастных дифференциаций. Возрастные особенности влияли на весь облик обуви, на покрой, на цвет, и количество орнаментальных деталей, располагавшихся на ней. Однако не представляется возможным четко разделить обувь на группы, которые отражали бы все шесть, известных для Средней Азии, возрастных классов. Дети до трех лет, т.е. принадлежавшие к первому классу, преимущественно обуви не носили. Характерной особенностью обуви второго возрастного класса являлась широко распространенная в регионе практика изготовлять ее из вышедших из употребления взрослых поршней и сапог. Обувь данного класса также отличалась примитивным покроем, состоящим из двух-трех конструктивных деталей. Обувь людей, принадлежавших к трем следующим возрастным классам, имела ряд общих черт, таких как башмаковидный покрой, высокие каблуки, яркая цветовая гамма и обильная орнаментация. Пожилые люди (шестой возрастной класс) во всех областях среднеазиатско-казахстанского региона предпочитали носить обувь поршневидного покроя или туфли на низком каблуке с мягкими сапожками «махси» темно-синего или черного цвета с небольшим количеством орнаментальных деталей.

§ 4. Социальные и имущественные различия. Основную роль в определении социального статуса играл материал, использовавшийся для изготовления и украшения обуви. Такие материалы как юфть, сафьян, бархат, золотная нить, серебро применялись лишь для шитья обуви, которую впоследствии могли носить привилегированные слои населения. Существовали некоторые запреты, связанные с использованием элитных материалов в обуви. Золотошвейные сапоги и туфли носились в конце XIX века исключительно членами семьи эмира, позднее, в начале ХХ века, этот запрет начинает нарушаться, и золотошвейная обувь появляется в женском костюме горожанок.

§ 5. Сезонные особенности бытования обуви. Зимняя обувь, как правило, не имела каблука, голенища делались более высокими и широкими, для того чтобы в них можно было заправить штанины и надеть войлочные чулки или портянки. Характерными чертами летней обуви были отсутствие подкладки и стельки, узкое и невысокое голенище, каблуки различной высоты. Некоторые виды использовались в качестве рабочей обуви. Как правило, это архаичные по покрою поршни и сандалии, изготовленные из невыделанных или же грубо выделанных кож. Их одевали на другую обувь, предохраняя, таким образом, от непогоды, грязи и влаги более красивую и дорогостоящую обувь.

§ 6. Ритуальная обувь. Ритуальная обувь также имела ряд значительных отличий от повседневной, которые проявлялись в покрое, цвете и орнаментации, но в целом, для всего региона можно определить общие виды обуви, входившие в состав свадебного и траурного костюма. Такими видами являются сапоги «махси» и туфли на высоком каблуке. Однако, в некоторых областях региона, таких как Туркмения, Памир и Самаркандская область, бытовали свои особенные комплексы ритуальной обуви. Цвет и орнаментация свадебной обуви у таджиков, узбеков, казахов, каракалпаков и туркмен также имели сходные черты. Преобладающим цветом был красный, а орнаментация занимала практически всю поверхность свадебной обуви. Траурная обувь по составу, цвету и покрою соответствовала обуви стариков. Регламентация ее ношения сохраняется в некоторых районах Средней Азии и по сей день.

§ 7. Традиционные представления и обычаи, связанные с обувью.

Непосредственно соприкасаясь с землей, обувь в традиционном мировоззрении народов Средней Азии Казахстана воспринималась как сакрально нечистый предмет одежды. Ее старались исключить из домашнего пространства, на ее ношение налагались некоторые запреты и правила, невыполнение которых могло оскорбить хозяина дома, собеседника, небесные божества или покойника. Вместе с тем, обувь играла и роль оберега от сглаза, болезней и нечистой силы, участвуя в обрядах жизненного цикла.

Обувь выполняла в костюме как исключительно ей присущие функции отражения сакрального низа, магической защиты ног человека, так и общие для всего костюма идеи выражения этнического, половозрастного, социального статуса человека.


^ В заключении подводятся итоги и обобщаются основные выводы работы.

Для проведения комплексного исследования и упорядочения материала в работе была предложена типология, основанная на принципе кроя. Изучено и описано ремесленное обувное производство региона, а так же динамика его развития. Рассмотрены и определены цветовые, орнаментальные, половозрастные, социальные, имущественные, сезонные и ритуальные особенности обуви. В работе представлены материалы, отражающие систему традиционных представлений и обычаев, связанных с обувью в традиционной культуре народов Средней Азии и Казахстана.

Обувь является важным источником для определения развития костюма в целом, изучения этнических и интеграционных процессов, происходивших в Средней Азии и Казахстане на протяжении XIX – первой трети ХХ века. Являясь одним из древнейших элементов костюма, традиционная обувь в своем внешнем облике сохранила отпечатки влияния и более ранних культурных процессов, происходивших в регионе, например изменения, связанные с тюркской экспансией и др. Динамика данных изменений происходила с различной скоростью и преимущественно зависела от интенсивности внешних влияний на культуру региона, которые резко увеличиваются со второй половины XIX века.

Обувь народов среднеазиатско - казахстанского региона разнообразна как с точки зрения конструкции, так и орнаментальных приемов. Это разнообразие складывалось на протяжении многих столетий, благодаря изменениям в этнической истории. Новые народы, приходившие и расселявшиеся на территории региона привносили свои неповторимые черты в сложившиеся костюмные комплексы и обувь.

Бытование в традиционном костюме народов региона столь разнообразных и многочисленных видов обуви, сложных по исполнению и внешнему оформлению, говорит о высоком уровне развития сапожного ремесла. Обувное производство на территории Средней Азии и Казахстана прошло долгий и сложный путь развития, который нашел свое отражение в технике изготовления сапог, туфель, поршней и сандалий, способах их орнаментации и, наконец, формах и конструкциях обуви. Наличие в костюме ряда народов региона как архаичной, простой с точки зрения кроя и изготовления обуви, так и очень сложной, требовавшей знания особых навыков и инструментов, свидетельствует о сохранении на протяжении столетий традиционных форм шитья и технологических приемов.

Характерной особенностью традиционного обувного дела в Средней Азии и Казахстане является резкое различие по ряду признаков сельских и городских мастеров: наличие в городе стройной цеховой системы, регулировавшей отношения внутри цеха, устанавливавшей правила производства и сбыта продукции, регламентировавшей нормы обрядовой жизни производственной общины и т.д.

Становление сложной цеховой системы в городах региона начинает оформляться уже к концу Х века и достигает своего расцвета в XV – XVI веках. Изучаемый в работе исторический период развития обувного ремесла с конца XVIII до первой трети ХХ века, можно разделить на четыре этапа. Первый этап – до первой трети XIХ века характеризуется сохранением, как средневековой городской цеховой системы, так и сельским производством изготовления обуви на заказ. Значительные изменения начинаются с первой трети XIX века, когда под влиянием общего экономического развития региона происходит рост городского сапожного ремесла и вытеснение из костюма продукции сельских мастеров. Этот процесс привел к формированию и введению в костюм ряда народов Средней Азии и Казахстана общих видов обуви. Третий этап развития сапожного дела в регионе непосредственно связан с влиянием русских и российских традиций, обусловленных активной колонизацией региона, начавшейся в этот период. Эти влияния отразились в прямых заимствованиях некоторых видов обуви (например, «русские» сапоги, валенки), в использовании для изготовления традиционной обуви новых материалов, таких как юфть, лакированная кожа, резина, парусина. 1920-ые – 1930-ые годы связаны с началом четвертого этапа развития обувного дела, основной тенденцией которого стало радикальное изменение структуры производства – ликвидацией цеховой системы и его укрупнением, что привело, в конечном результате, к созданию нескольких заводов и фабрик, обеспечивавших запросы населения всего региона. В повседневный традиционный костюм входит модельная обувь, изготовленная по эскизам художников. Однако нельзя не отметить, что вплоть до наших дней обувь традиционных форм продолжает быть актуальной и востребованной в ритуальном (траурном и свадебном) костюме. Ее изготовление продолжается как на фабриках, так и в частных сапожных мастерских.

В работе был рассмотрен ряд аспектов, касающихся особенностей кроя, цветового решения, орнаментального исполнения обуви, непосредственно зависящих от этнических, половозрастных, ритуальных и сезонных факторов. Орнаментальные особенности обуви не имели четко выраженную этническую специфику. На предпочтение того или иного вида узора влиял образ жизни и хозяйственной деятельности. Наиболее ярко половозрастные особенности проявлялись в специфике кроя, материала и орнаментации. Детскую обувь можно охарактеризовать как самую простую с точки зрения кроя. Сапоги и туфли молодых людей имели сложный крой, яркое цветовое решение и обильную орнаментацию. С переходом человека в группу пожилых людей цвет обуви становился темным, практически отсутствовал каблук, обувь оформлялась небольшим количеством орнаментальных мотивов. Мужская и женская обувь не имела отличий в крое, но цветовая гамма и украшение женской обуви были более яркими и насыщенными, что объяснялось представлениями о ритуальной уязвимости женщины, требовавшей большего количества оберегов в ее костюме. Социальный статус владельца обуви подчеркивался, прежде всего, использованием дорогих, престижных материалов для шитья (юфти, сафьяна, бархата и др.), а также серебра и золота в ее декоративном оформлении.

Менее всего за прошедшие две сотни лет подверглась изменениям ритуальная обувь. В ее состав неизменно входили мягкие сапожки и туфли на каблуке. В зависимости от обряда их орнаментация и цвет изменялись от красных с ярким орнаментом для свадебных церемоний, до темно-синих и черных, с небольшим узором на пятке для похоронно-поминальных обрядов.

Согласно традиционным представлениям, такой элемент костюма как обувь считался самым нечистым предметом одежды. Соприкасаясь с землей, на которой «обитали» различные демонические существа, она могла стать сакрально нечистой. Эти представления, вероятно, и послужили причиной возникновения ряда обычаев и запретов, таких как: не наступать обутыми ногами на могилу, не вносить ее в пространство жилища, не поднимать высоко ноги и др. Вместе с тем, семиотический статус обуви изменялся при включении ее в ритуалы жизненного цикла (родильные обряды) или же при использовании в магических обрядах, направленных на защиту от сглаза.

Народный костюм выражал не только статусное положение человека, но являл собой строгую систему традиционного мировоззрения, в которой каждый элемент одежды был выражением определенной части мирового пространства. Обувь, благодаря стилизованным изображениям символов нижнего мира, отображала сакральный низ. Однако орнаментация играла и еще одну важную роль. Она являлась оберегом и благопожеланием владельца, магическим образом предохранявших его от влияния злых сил.


^ Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях


Публикации в реферируемых журналах:

1. Старостина О.В. Традиции и инновации в производстве и бытовании обуви народов Средней Азии и Казахстана (XIX – ХХ вв.) // Вестник молодых ученых. – СПб, 2007 - № 5 – С. 40 – 42.


Опубликованные статьи и тезисы научных докладов:

1. Старостина О.В. Ремесленное производство обуви у народов Средней Азии и Казахстана // Лавровские (Кавказско-Среднеазиатские) чтения. Кр. содержание докладов 2000-2001 гг. – СПб, 2002. – С. 86-87.

2. Старостина О.В. Знаковая функция и место обуви в костюме народов Средней Азии и Казахстана // Лавровские (Кавказско-Среднеазиатские) чтения. Кр. содержание докладов 2000-2001 гг. – СПб, 2002. – С. 87-89.

3. Старостина О.В. Этнические особенности обуви народов Средней Азии и Казахстана (по материалам коллекции РЭМ) // Мода и дизайн: исторический опыт – новые технологии. – СПб, 2003. – С. 99-102.

4. Старостина О.В. Символика традиционной свадебной одежды таджиков // Лавровские (Кавказско-Среднеазиатские) чтения. Кр. содержание докладов 2002-2003 гг. – СПб, 2003. – С. 51-52.

5. Старостина О.В. Знаковая символика обуви народов Средней Азии Казахстана // Материалы третьих Санкт-Петербургских этнографических чтений. – СПб, 2004. – С. 283-287.

6. Старостина О.В. Инновации и традиции в производстве среднеазиатской обуви // VI Конгресс антропологов и этнографов. – М., 2005. – С. 447-448.

7. Старостина О.В. Изменения в традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана в XIX – ХХ вв. // Мода и дизайн: исторический опыт – новые технологии. – СПб, 2006 – С.383-387

8. Старостина О.В. К вопросу о классификации традиционной обуви народов Средней Азии и Казахстана (по материалам коллекции РЭМ) // Мода и дизайн: исторический опыт – новые технологии. – СПб, 2007 – С. 119 -124.



1 Сухарева О.А. История Среднеазиатского костюма. Самарканд 2-ая половина XIX – начало ХХ в. – М.: Наука, 1982. – С. 11.

2 Василевич Г.П. Типы обуви народов Сибири // Сб. МАЭ. – М., Л.: Изд-во АН СССР, 1963. – Т. XХI. –С. 3 – 64.

3 Чвырь Л.А. Опыт классификации ювелирных украшений (Проблема типологии на примере таджикских серег) // Костюм народов Средней Азии. – М.: Наука, 1979. – С. 103 – 112.

4 Георги И.Г. Киргизцы // Описание всех в Российском государстве обитающих народов – СПб, 1799. – 142 с.

5 Левшин А.И. Описание киргиз-кайсачьих или киргиз-кайсацких орд и степей – Алматы: Санат, 1996. – 654 с.

6 Юзефович Б.О. О быте киргизов тургайской области // Русский Вестник. – 1880. – Т. 146. – С. 799 – 832.

7 Красовский Н.И. Область сибирских киргизов – СПБ, 1868. - Ч. 1. – 524 с.

8 Хорошхин А.П. Сборник статей касающихся до Туркестанского края – СПб, 1876. – 532 с.

9 Ибрагимов И. Некоторые заметки о хивинских киргизах и туркменах. Из записной книжки // Военный сборник. – 1874. – Т. LVXIII. – Отдел I. – С. 134 – 163.

10 Мейендорф Е.К. Путешествие из Оренбурга в Бухару – М.: Наука, 1975. – 180 с.

11 Лессар П.М. Юго-Западная Туркмения. Земли сарыков и салоров // Сб. материалов по Азии. – 1884. – Т. III. – 138 с.

12 Федоров К.М. Закаспийская область – Ашхабад, 1902. – 232 с.

13 Абрамзон С.М. Этнографический альбом художника П.М. Кошарова (1857 г.) // Сб. МАЭ. – Т. XIV. – М. - Л., 1953. – С. 147 – 167.


ob-utverzhdenii-polozheniya-o-edinom-orfograficheskom-rezhime-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-kulikovskoj-srednej-obsheobrazovatelnoj-shkoli-chulimskog.html
ob-utverzhdenii-polozheniya-o-formah-i-poryadke-provedeniya-gosudarstvennoj-itogovoj-attestacii-obuchayushihsya-osvoivshih-osnovnie-obsheobrazovatelnie-programmi-srednego-polnogo-obshego-obrazovaniya-stranica-37.html
ob-utverzhdenii-polozheniya-o-licenzirovanii-promishlennogo-ribolovstva-i-ribovodstva.html
ob-utverzhdenii-polozheniya-o-poryadke-rassmotreniya-voprosov-grazhdanstva-rossijskoj-federacii-stranica-3.html
ob-utverzhdenii-polozheniya-o-professionalnoj-orientacii-i-psihologicheskoj-podderzhke-naseleniya-v-rossijskoj-federacii.html
ob-utverzhdenii-polozheniya-ob-arende-municipalnogo-imushestva-stranica-8.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tak-dejstvuyut-i-somalijskie-pirati-novosti-10.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-ustrojstva-generirovaniya-i-formirovanie-signalov-cikl.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zabitoe-iskusstvo-slushat.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lekciya-4-sistema-nacionalnih-schetov-sns-lekciya-1-3.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obzor-krasnoyarskih-smi-c-12-po-18-sentyabrya-2011-goda.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-meropriyatij-posvyashennih-godu-istorii-v-rossii-2012-fgbou-vpo-ivanovskij-gosudarstvennij-himiko-tehnologicheskij-universitet.html
  • desk.bystrickaya.ru/patrik-zyuskind-stranica-3.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/ya-rabotayu-sledovatelno-ya-sushestvuyu-hristianskaya-sluzhba-semi-i-zdorovya.html
  • thescience.bystrickaya.ru/internalnost-averin-vyacheslav-afanasevich.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/pismennaya-konsultaciya-podgotovlennaya-studentom-belorusskij-gosudarstvennij-universitet-yuridicheskij-fakultet.html
  • desk.bystrickaya.ru/osnovnie-prichini-vozniknoveniya-oshibok-informatika-i-informacionnie-tehnologii.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-13-levonacionalisticheskie-voennie-rezhimi-60-70-h-godov-plan-lekcij-po-kursu-temi-kursa-kol-vo-chasov.html
  • grade.bystrickaya.ru/mirovoe-morskoe-sudohodstvo.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-v-postuplenie-na-voennuyu-sluzhbu-pokontraktu-federalnij-zakon.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/biznes-plan-ooo-specodezhda.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1-gorbunov-a-kreditno-finansovie-offshori-i-shemi-formirovaniya-investicij-v-rossii-konsultant-direktora-2005.html
  • holiday.bystrickaya.ru/o-haraktere-bankovskoj-deyatelnosti-i-roste-blagosostoyaniya-vnutrennij-prediktor-sssr.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tereshkin-n-i-l-i-yarkova-otvetstvennij-za-vipusk.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/na-bklm-proshyol-oblastnoj-konkurs-tkachih-17-konkurs-professionalnogo-masterstva-18-v-nerehte-poyavitsya-priyut-dlya-molodih-mam-19.html
  • uchit.bystrickaya.ru/subekt-uchebnoj-deyatelnosti-harakteristika-kachestva-obrazovaniya-psihologiya-xxi-stoletiya-t-1-pod-redakciej.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-iii-psihicheskie-sostoyaniya-m-i-enikeev-obshaya-i-socialnaya-psihologiya.html
  • literature.bystrickaya.ru/dva-pocherka-sobranie-sochinenij-m-centrpoligraf-2001.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-vipolneniyu-samostoyatelnoj-raboti-po-discipline-opd-07-teoriya-buhgalterskogo-uchyota-dlya-studentov-dnevnoj-formi-obucheniya-napravleniya-080100-ekonomika-stranica-3.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dokladi-prezentacii-kruglie-stoli-master-klassi.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadachi-didakticheskie-zakrepit-znaniya-o-reshayushih-bitvah-otechestvennoj-vojni-poznakomit-s-istoriej-kazanskoj-ikoni-bozhiej-materi.html
  • studies.bystrickaya.ru/3-geneticheskaya-assimilyaciya-plotin-platonik-dokazivaet-pri-pomoshi-cvetov-i-listev-chto-ot-vsevishnego-gospoda.html
  • pisat.bystrickaya.ru/trebovaniya-k-oformleniyu-teksta-doklada.html
  • school.bystrickaya.ru/annotaciya-k-rabochej-programme-disciplini-programmam-disciplin-modulej-annotaciya-k-rabochej-programme-disciplini.html
  • abstract.bystrickaya.ru/105-poryadok-provedeniya-i-oblast-primeneniya-ae-kontrolya-e-a-bogdanov-osnovi-tehnicheskoj-diagnostiki-neftegazovogo.html
  • klass.bystrickaya.ru/assignment-3-metodicheskoe-posobie-dlya-prepodavatelej-i-studentov-po-fakultativnoj-discipline-df-05-domashnee-chtenie-kansk.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-uchebnoj-disciplini-istoriya-2013-2014-gg.html
  • credit.bystrickaya.ru/plani-seminarskih-i-prakticheskih-zanyatij.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/nis-azii-i-latinskoj-ameriki-na-mirovom-rinke-uslug-chast-2.html
  • bystrickaya.ru/ustojchivoe-razvitie-rossii-perspektivi-i-ugrozi.html
  • control.bystrickaya.ru/elena-kolyadina-cvetochnij-krest-pervaya-glava-romana-vafedron-ne-davala-li-stranica-16.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.