О. В. Неценко кандидат педагогических наук
.RU

О. В. Неценко кандидат педагогических наук




ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ»


КАФЕДРА СОЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ


ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

МЕЖВУЗОВСКИЙ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ

Издается с 2002 года


ВЫПУСК 7


ВОРОНЕЖ

ВГПУ

2008

УДК 30

ББК 60я44

С 69


Н а у ч н ы й р е д а к т о р

кандидат педагогических наук, доцент ^ М.В. Шакурова


Р е ц е н з е н т ы:

кандидат исторических наук О.В. Неценко

кандидат педагогических наук Е.В. Алехина

кандидат психологических наук, доцент ^ Т.Н. Воройская




С 69

Человек и общество: история и современность : межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 7 / [науч. ред. М.В. Шакурова]. – Воронеж: ВГПУ, 2008. – 160 с.


Межвузовский сборник научных трудов объединяет материалы социально-гуманитарных исследований, проводимых учеными, аспирантами, педагогами-практиками образовательных учреждений, специалистами социальных служб г. Воронежа.

Рекомендуется научным работникам, аспирантам, работникам системы образования, педагогам, студентам, всем, кто интересуется проблемами истории и современного состояния исследований человека, общества и взаимодействий человека и общества.



УДК 30

ББК 60я44


 Редакционно-издательское оформление. ВГПУ, 2008

Содержание

История

Фурсов В.Н. Деревня Центрально-Черноземных губерний накануне столыпинской аграрной реформы……………………………

Чернобоева Т.Н. Педагогический факультет Воронежского государственного университета (1921–1931)………………………

Ряховская И.С., Филоненко Т.В. Дипломатические контакты

командования Русской армии П.Н. Врангеля с правительственными кругами государств Центральной и Юго-Восточной Европы о размещении на их территории воинских частей……...

Кораблина Л.Н. Некоторые аспекты благотворительности в сфере образования (на материалах г. Воронежа XVIII – XIX вв.)..

Шевченко Е.А. Тюремные узники Воронежской губернии конца XVIII века……………………………………………………….

Головченко Е.И. Советские писатели и публицисты о немцах и Германии на страницах газеты «Коммуна» периода Великой Отечественной войны (июнь 1941 – май 1945)………………….

^ Философия. Социология.

Политология. Юриспруденция

Лактионов В.В. Амбивалентность в понимании сущности категории «социальный институт»………………………………….

Железнякова Е.А. Состояние административной реформы и ее политические процессы……………………………………………

Харченко Е.В. Проблема способностей (на материале французского материализма XVIII века)…………………………………..

Смирнова Т.С. Административная ответственность: проблемы современного законодательства…………………………………..

^ Педагогика и психология

Бруданина Е.А. Методологическая основа исследования теоретической модели школы в генезисе социально-педагогического знания начала XX – начала XXI вв……………………………….

Босенко В.В. Проблема «объема воспитательных воздействий» как предмет взаимодействия отечественной и зарубежной социальной педагогики в 20-е – 30-е годы ХХ века……………….

Сухоруков В.А. К проблеме определения результатов решения подростками социокультурных задач социализации…..………..

Далечина Г.В. Педагогические условия образовательной среды, обуславливающие формирование социальной активности детей и подростков…………………………………………………

Плешков Е.И., Сырых Т.В. Социальное партнерство учреждений дополнительного образования детей на современном этапе

Глущенко Н.Н., Медведева М.А. Проектирование модели воспитательной работы в ходе учебно-воспитательного процесса

Дворца творчества детей и молодежи…………………………….

Комарова И.Н. Использование новых форм оценивания достижений учащихся в ходе организации учебно-исследователь-ской деятельности………………………………………………….

Седых О.И. Профессионально-важные качества (ПВК) учителя – профессионально-педагогическая культура…………………....

Ефремов Д.А. Андрагогические основы педагогического управления студенческой группой как коллективом……………………

Ключникова Н.В. Компетентностный подход в обучении истории в средней школе……………………………………………….

Максимова Е.А., Глущенко Н.Н. Возможности использования информационных технологий в обучении……………………….

Баранец Н.А. Влияние информационной среды на психическое и физическое здоровье детей……………………………………...

Чернова В.Н. Интегрированный урок в обучении истории…….

Минакова Е.А. Методика работы с историческим источником на уроках истории и обществознания в профильной школе…….

Перепелкина В.Н., Перепелкин Э.Н. Типология трудновоспитуемости детей и основные формы ее проявления………………

Утукова А.В. Волшебный ключик доверия (Опыт семейного воспитания самостоятельности)…………………………………..

^ Научное творчество студентов

Кудинова Ю.В. Положение крестьянства Воронежской губернии накануне первой русской революции (1905–1907)…………

Золотых Л.Н. История села Архангельское……………………..

Махинин А.Н. Формирование российской идентичности как педагогическая задача……………………………………………...

Дорош А.А. Личность А.С. Макаренко…………………………...

Соболева Е.П. Детство как самоценный этап развития человека

в педагогической концепции Я. Корчака…………………………

Меркулов А.А. Поисковая деятельность как метод патриотического воспитания молодежи……………………………………….

Ковалева М.В., Линник О.В. Причины и последствия антисоциального поведения несовершеннолетних……………………...

Владимиров Н. Анализ состояния работы Аннинского района по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма (по результатам опроса родителей)………………..................




…5


..12


..16


..18


..22


..26


..33


..35


..41


..58


..63


..65


..69


..73


..75


..79


..82


..83


..87


..88


..93


..97

.102


.106


.114


.121


.132

.135


.136

.138


.142


.145


.149


.155



^ ИСТОРИЯ


УДК

В.Н. Фурсов,

доктор исторических наук, профессор (ВГПУ)1


Деревня центрально-черноземных губерний

накануне столыпинской аграрной реформы


Жизнь русской деревни пореформенного периода дает возможности для объективного ответа на возникающий у непредвзятого исследователя вопрос о необходимости перемен, которые в значительной степени изменили ее облик в начале XX в.

Положение дел в русской деревне определялось основными параметрами аграрных изменений 60-х гг. XIX в., которые имели важнейшее историческое значение. Дав возможность относительно свободному хозяйственному развитию и простор для развития новых экономических отношений, эти преобразования были непоследовательными и половинчатыми. Социально-экономическое положение крестьянства отличалось крайней противоречивостью. С одной стороны, реформы способствовали появлению в крестьянской среде инициативы, предприимчивости, расширялся рынок, росло производство товарного сельскохозяйственного продукта. С другой стороны, земледелие и животноводство центрально-черноземных губерний в конце XIX в. вступило в полосу острого и затяжного кризиса, для обозначения которого появился в то время термин «оскудение центра», под которым понималось депрессивное состояние сельского хозяйства. Несмотря на рост валовых и чистых сборов и поголовья скота, крестьянство периодически голодовало. В каждом пореформенном десятилетии шесть-семь лет были голодными, да и у большинства крестьян хлеба хватало, в лучшем случае, до весны. Каковы причины столь бедственного положения?

Прежде всего обратимся к характеристике преобладавшего в черноземных губерниях общинного надельного землевладения, распространявшегося на все категории крестьян. В результате реформ 60-х годов XIX в. распределение земли между ними оказалось неравномерным. Государственная деревня получила ощутимую прирезку земли: в Воронежской губернии – 323 000 дес., в Курской губернии – 83 203 дес., в Тамбовской губернии – 76 219 дес. Исключение составила ситуация в Орловской губернии. Здесь отрезки составили 102 708 дес. Помещичья деревня, наоборот, лишилась значительной части своих земель, а именно: в губерниях Воронежской губернии – 167 690 дес., Курской губернии – 126 913 дес., Орловской губернии – 183 877 дес., Тамбовской губернии – 126 120 дес. [4, с. 180, 184, 186, 191].

Неравномерность в распределении надельных земель сохранилась и в последующие годы. Имеющиеся данные свидетельствуют также о повсеместном сокращении душевых наделов. В самом худшем положении оказалась помещичья деревня, где на наличную душу в 1877 г. приходилось 2,91 дес., у удельных крестьян – 5,15 дес., у государственных – 4,07 дес. [12, с. 42, 42–61] и, соответственно, на один двор – 6,7 дес, 14,2 и 15,1 дес. [17, с. 35, 163, 199, 234]. В сравнении с другими районами России обеспеченность крестьян центрально-черноземных губерний оставалась самой низкой. Но средние показатели душевых наделов, тем не менее, не отражали реального положения дел в русской деревне. Фактическое распределение земли между крестьянами было более неравномерным. В одних общинах на душу приходилось менее одной десятины, в других – свыше 15 десятин. Такая ситуация оказывала отрицательное влияние на общую обстановку в русской деревне.

В научной литературе существует условная группировка сельских обществ на малоземельные – от 1 дес. до 2 дес. включительно на душу, среднеземельные – от 2 дес. до 5 дес., многоземельные – свыше 5 дес. (относительные показатели посчитаны нами – В.Ф.) [1, с. 119]. В изучаемых губерниях в конце 70-х гг. XIX в. в малоземельных общинах находилось 395 254 (11%) крестьян, в среднеземельных – 2 183 296 (62,5%), в многоземельных – 951 995 (26,5%) (относительные показатели посчитаны нами – В.Ф.) [12, с. 44–61]. Таким образом, малоземельных и среднеземельных общин было больше, чем многоземельных. По данным правительственной статистики и земских учреждений, минимальный размер душевого надела, необходимого для нормальной жизни и деятельности определялся в 5 дес. на душу. Этой минимальной нормы не получили 73,5% крестьян центрально-черноземных губерний. Как видим, крестьянское малоземелье по разным причинам в пореформенный период увеличивается, что вело к обострению земельных отношений в деревне.

Постоянная нехватка земли заставляла крестьян искать всевозможные источники расширения площади своего землепользования. В сферу активно используемых сельскохозяйственных угодий вовлекались имевшиеся в наделах неудоби, нераспаханные, целинные и заброшенные земли, луга, пастбища, лесные угодья. Их распашка производилась и до реформы. Но во 2-й половине XIX в. темпы ее значительно увеличиваются. Тому подтверждение – многочисленные свидетельства современников. Так, Н.А. Добротворский, проводивший исследование внеземлевладельческих промыслов в Курской губернии, отмечал, что земля здесь «представляет сплошное пахотное поле; все мало-мальски удобные для хлебопашества места обращены в пашни, размеры которых к тому же с каждым годом все увеличиваются и увеличиваются» [7, с. 3–4]. Известный агроном А. Советов, обращая внимание на высокую степень распаханности земель в губерниях центральной черноземной полосы России, в своем отчете за 1876 г. писал: «Теперь здесь самая интенсивная в известном смысле культура, т.е. нет ни клочка нераспаханного. Всюду и везде поля с всевозможными красными и серыми хлебами» [11, с. 4]. Тогда же был поставлен вопрос о допустимом пределе распашки земель, за которым дальнейшее увеличение пашни могло отрицательно сказаться на развитии крестьянского хозяйства. По мнению Н.П. Огановского, «в районе черноземной полосы предел дальнейшему распространению пашни кладется тогда, когда она достигает круглым счетом 80% удобной безлесной территории» [3, с. 418]. А.А. Кауфман и А.В. Чаянов считали рациональным трехполосное хозяйство тогда, когда площадь лугов и выгонов по крайней мере равнялась бы пахотной площади [22, с. 31]. Центрально-черноземные губернии отличались высокой степенью распаханности удобных надельных угодий. Уже в начале 80-х гг. практически на всей территории был достигнут предельно допустимый процент распашки земель: в Воронежской губернии – 77,7%, Курской губернии – 80,8%, Орловской губернии – 81,2%, Тамбовской губернии – 79,5% [12, с. 4–15]. В среднем по Европейской России эта цифра составляла даже в 1900 г. 67,8% [1, с. 134].

Большая концентрация пашни имела серьезные отрицательные последствия. Сокращение лесов, выгонов, пастбищ, припойменных лугов способствовало эрозии почвы, заиливанию рек, являлось главной причиной изрезанности земель оврагами, нарушало систему севооборотов, уменьшалась численность поголовья скота. Временные улучшения вели к истощению почвы, снижению ее плодородия и в итоге к падению уровня зернового производства. Не случайно в трудах местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности данному вопросу уделено самое серьезное внимание. К выводу о том, что главной причиной понижения урожайности является «уничтожение лесных площадей, увеличение посевной площади и разрастание оврагов» пришел Шацкий уездный комитет Тамбовской губернии [21, с. 448]. В Богучарском уездном комитете Воронежской губернии указывалось на связь степени распаханности земель и состояния водных ресурсов. Многочисленные речки и ручьи оказывались «совершенно замуленные, засоренные, высохшие» [18, с. 65]. Члены Волховского уездного комитета Орловской губернии прямо заявляли, что «без навоза нет и урожая», а его недостаток был следствием малочисленности скота, который содержали в крестьянских хозяйствах в минимальных количествах из-за отсутствия кормов [20, с. 290]. Как печальный итог звучит заключение Тимского уездного комитета Курской губернии о том, что «малая продуктивность крестьянской земли обуславливается недостатком скота, что, в свою очередь, зависит от недостатка пастбищных и сенокосных угодий, так как громаднейшее большинство последних обращено крестьянами под пашню» [19, с. 290]. По мнению земских учреждений Курской губернии, в таких условиях, «когда все угодья обращены в пахоть, когда при отсутствии посева трав нет в то же время покосов, нет выгона для скота, леса для топлива и построек», правильная организация хозяйства немыслима [2, с. 111]. И сами крестьяне понимали, что дальнейшая распашка сельхозугодий невозможна, как невозможно решить все проблемы деревни, идя по такому пути.

Крестьянское землепользование расширялось также за счет аренды крестьянами частных, удельных, казенных земель. Нужда в аренде была повсеместной, но особенно острой среди сельских общин, у которых отрезаны луговые и пастбищные участки в нечерноземных губерниях, а в плодородных районах – получившие ничтожные наделы в связи с массовыми отрезками и с получением дарственного надела. В бедняцких хозяйствах аренда по существу являлась крепостнической кабалой, а в кулацких – капиталистическим фермерством. Аренда не выравнивала различия между крестьянами по хозяйственной самостоятельности, а в десятки раз усиливала, обостряла их. Обобщенные данные по Воронежской губернии подтверждают вышеизложенное. Хозяйства, владевшие 15 десятинами и более и относившиеся к группе зажиточных числом 31 6200, составляя 24,3%, арендовали 286 982,7 дес. или 37,5% от всего количества снятой земли, причем высшая группа крестьян арендовала 13,7 дес. на двор, а низшая 3,9 дес, то есть в 3,5 раза меньше [9, с. 68]. Такая аренда предназначалась для получения прибыли, была дешевле и носила предпринимательский характер. Аналогичная ситуация складывалась во всех центрально-черноземных губерниях, когда аренда не способствовала уменьшению различий в землепользовании, а усиливала и обостряла их.

Важнейшим аспектом арендных отношений является вопрос о динамике денежной арендной платы. Она зависела от многих факторов. Так, в Севском уезде Орловской губернии в конце 1880-х гг. земли беднейших крестьян «отдавались в апреле месяце под яровой посев за 2 пуда ржаной муки за весь душевой надел», а в Малоархангельском уезде «крестьяне, нуждаясь в хлебе, отдавали свои засеянные осьминники по 7 и 8 руб.» [10, с. 118]. Чем выше нужда, тем ниже цена. Арендаторами выступали зажиточные соседи. По Орловской губернии в 80-х – 90-х гг. XIX в. арендная земля за одну десятину под озимый посев равнялась 14–20 рублям на землях владельческих и 10–16 рублям на землях крестьянских [10, с. 160–163]. По высоте арендных цен на землю одно из первых мест в Европейской России занимала Курская губерния. В конце 80-х гг. десятину земли под озимое здесь можно было снять за 20 рублей, под яровое – за 13 рублей [2, с. 245]. Причина заключалась в многочисленности крестьянского населения и малоземелье. Величина арендных платежей нередко определялась срочностью аренды: чем меньше срок, тем выше цены. Земли, снятые на один год, оценивались от 10,3 до 15,15 руб., а снятые на срок более 3 лет стоили от 5,1 до 10 руб. [5]. На кабальных условиях вынуждались крестьяне арендовать отрезанные у них в ходе реформы земли. В Воронежской губернии в 80-х гг. XIX в. арендная плата за такие земли доходила до 14–20 руб. за десятину под яровое и до 20–28 руб. под озимое [8], при средних арендных ценах на пахотную землю 7 руб. и 8,8 руб. за сенокос [23, с. 231]. Как видим, размер арендной платы зависел от качества и плодородия почвы, степени распаханности земель, спроса на землю, срочности аренды, экономического положения арендатора и т.п., но основная тенденция, как справедливо отмечал академик Н.М.Дружинин, «это непрерывное повышенное арендной платы», притом «крестьянская аренда становилась все менее надежным средством для ликвидации земельного голода в деревне» [1, с. 140]. В целом земельная аренда значительно обостряла земельный вопрос, делая его злобой дня в русской деревне.

После реформы 1861 г. в Центрально-черноземных губерниях земля становится предметом купли-продажи, что означало прекращение дворянской монополии на землю и начало ее свободной мобилизации. Это вело к перераспределению земельного фонда между различными социальными категориями: дворянами, крестьянами, купцами, мещанами. Попробуем определить размеры и динамику развития частного крестьянского землевладения, соотношение его с другими формами землепользования.

Покупка земли производилась почти исключительно зажиточными крестьянами, так как быстрый рост цен делал мечты о ее приобретении несбыточными для большинства деревенского населения. А.Советов, посетив летом 1876 г. ряд уездов черноземной полосы, писал: «Лет 10–15 тому назад можно было купить десятину земли в Тульской, Воронежской, Курской и других губерниях на 35–40, много по 50 руб., теперь же там средняя цена десятины по 130–140 руб., а иногда она доходит до 180 руб.» [11, с. 2].

Активное развитие торгово-земельного оборота значительно изменило структуру личной земельной собственности в Центрально-черноземных губерниях. Общая тенденция свидетельствовала о сокращении дворянского землевладения. С 1877 по 1905 гг. в регионе оно уменьшилось с 5 368 847 дес. до 3 812 612 дес., то есть на 14,9% [17, с. 20, 153, 187, 223; 13, с. 39; 14, с. 37; 15; 16, с. 39]. Крестьяне увеличили частные владения за это же время с 390 132 дес. до 830 754 дес. [там же], что составляло в общем объеме крестьянского землепользования не так уж много, чуть более 7,5%. Земли покупались в собственность крестьянами или всей общиной, или небольшим товариществом, или отдельно каждым и распределялась согласно затраченному количеству денег, а не на основе уравнительной системы. Индивидуальное приобретение земельных угодий являлось, по существу, частным предпринимательством.

Интересно в этой связи рассмотреть вопрос о распределении земли между различными социальными слоями крестьян. Обратимся к поземельной переписи 1877–1878 гг. и статистике землевладения 1905 г. В исторической литературе справедливо подчеркивалось, что в группу личных собственников, купивших до 10 дес., входили в основном слои среднего крестьянства, часть обедневших крестьян в составе сельской общины или товарищества. Следующая группа (от 11 дес. до 100 дес.) состояла из зажиточных крестьян и, наконец, группа (от 101 дес. до 1000 дес. и более) представляла самые богатые слои деревни, имевшие возможность потратить на приобретение земли огромные денежные суммы [1, с. 144–145]. Конкретные показатели подтверждают данное положение. Во всех центрально-черноземных губерниях картина одинакова: чем больше число владельцев, тем меньше приобретено ими земли, причем, если в 1877 г. низшей группе принадлежало 20,4% от всех купленных земельных угодий, то в 1905 г. цифра сократилась до 15,1%, хотя общее число владельцев увеличилось. Наиболее показательны в этом отношении Воронежская губерния, где на владельцев с числом десятин от 11 до 1000 и более приходилось в 1877 г. 89,6% и в 1905 г. 94,5% земли, то есть абсолютное большинство [12, с. 40–41; 13, с. 26; 14, с. 26; 15, с. 26; 16, с. 28] (относительные показатели посчитаны нами – В.Ф.). Но и в других губерниях основная масса приобретенных участков земли попала в руки состоятельной верхушки деревни. Таким образом, купчая земля не только не могла утолить земельный голод крестьянства и поправить его хозяйственные дела, но, наоборот, еще сильнее обостряла аграрные отношения и антагонизм в сельском обществе.

Изучение земельных отношений в регионе показывает, что итоги аграрных преобразований 60-х гг. XIX в. во многом обусловили социально-экономический строй русской деревни. С одной стороны, хотя и медленно, капиталистические отношения постепенно приобретали большое значение, особенно в 80–90-е гг. XIX в., когда традиции крепостного права становились менее заметными. С другой, «беспомощное состояние массы крестьян при отсутствии заработков, голодовки болезни и ненормально увеличивающаяся смертность населения, бескормица и значительная убыль рабочего скота, громадная частная задолженность и накопление податных недоимок» стали главными факторами, «которые понизили уровень экономического благосостояния населения и надолго расстроили нормальный ход крестьянского хозяйства» [6, с. 1]. Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости коренных преобразований в аграрном секторе страны, что и было предпринято в ходе проведения столыпинской реформы.


Библиографический список

1. Дружинин, Н.М. Русская деревня на переломе 1861–1881 гг. / Н.М. Дружинин. – М, 1978.

2. Курская губерния. Итоги статистического исследования. – Курск, 1887.

3. Лгановский, Н.П. Очерки по истории земельных отношений в России / Л.П. Лгановский.

4. Литвак, Б.Г. Русская деревня в реформе 1861 года. Черноземный центр 1861–1895 гг. / Б.Г. Литвак. – М., 1972.

5. Материалы комиссии 1901 г. – СПб., 1903.

6. Менжулин, В.П. Экономическое состояние крестьян Бирючинского уезда в связи с отрицательными факторами их внутреннего быта, хозяйства и внешней природы / В.П. Менжулин //Памятная книжка Воронежской губернии на 1903 г. Отд. III. – Воронеж, 1903.

7. Промыслы и грамотность центрального района Курской губернии. Промыслы и неземледельческие занятия крестьян центрального района / [сост. Н.А. Добротворский]. – Курск, 1883.

8. РГИА. Ф. 1290, оп.2, д. 152, л. 27.

9. Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. – Воронеж, 1897.

10. Сельскохозяйственный обзор Орловской губернии за десятилетие 1886–1895 гг. – Орел, 1899.

11. Советов, А. Краткий очерк агрономического путешествия по некоторым губерниям центральной черноземной полосы России в течение лета 1876 года / А. Советов. – СПб., 1876.

12. Статистический временник Российской империи. Сер. III. Вып. 10. Поземельная собственность Европейской России. 1877–1878 гг. – СПб., 1888.

13. Статистика землевладения 1905 года. Вып. 5. – СПб., 1906.

14. Статистика землевладения 1905 года. Вып. 20. – СПб., 1906.

15. Статистика землевладения 1905 года. Вып. 24. – СПб., 1906.

16. Статистика землевладения 1905 года. Вып. 37. – СПб., 1906.

17. Статистика поземельной собственности и населенных мест Европейской России. Вып.1. Губернии черноземной области. – СПб., 1880.

18. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Вып. 9. Воронежская губерния. – СПб., 1903. – С. 65.

19. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Вып. 19. Курская губерния. – СПб., 1903.

20. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Вып.28. Орловская губерния. – СПб., 1903.

21. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Вып. 41. Тамбовская губерния. – СПб., 1903.

22. Черменский, П. От крепостного права к Октябрю в Тамбовской губернии 1861–1917. Очерк экономики и культуры пореформенного периода / П. Черменский. – Тамбов, 1928.

23. Щербина, Ф. Крестьянское хозяйство по Острогожскому уезду / Ф. Щербина. – Воронеж, 1887.


УДК

Т.Н. Чернобоева (ВГПУ)1


Педагогический факультет

Воронежского государственного университета (1921–1931)


В начале 20-х гг. XX в. советское государство, пережив трудности гражданской войны, развернуло широкомасштабную борьбу с неграмотностью и малограмотностью населения. Руководители образования в РСФСР предприняли беспрецедентные меры для сохранения профессионально подготовленных кадров и поиска приемлемых способов подготовки учителей за короткий срок. Согласно положению СНК «О высших учебных заведениях РСФСР», уже в октябре 1921 года на базе расформированного Воронежского института народного образования был создан педагогический факультет Воронежского университета. С 1 января 1922 года на педагогическом факультете начались занятиях [15, с. 57].

В 1922 году Наркомпрос утвердил примерный учебный план пединститутов и педфаков университетов. Учитывая преобладающий аграрный характер экономики Центрального Черноземья, педфак ВГУ отнесли к сельскохозяйственному профилю. Это отразилось на корректировке программ, и его выпускники направлялись преимущественно в сельские школы. Реализация на практике этих установок не принесла желаемых результатов, и в 1932 году они были отменены решением правительства [5, с. 17–18].

Прием осуществлялся на основе строгого классового отбора, главным образом по командировкам губкома РКП(б) и РКСМ и губпрофсовета, и только 10% всех мест предоставлялось поступающим по личному заявлению [20]. В 1924 году в вузах страны, в том числе и в ВГУ, на основании постановления СНК, была организована академическая проверка всех студентов. Из учившихся студентов «вычистили» в первую очередь молодежь непролетарского происхождения [6].

Для усиления контроля над университетской профессурой с 1920 года совет профессоров был подчинен правлению, в состав которого вошли назначаемые НКП чиновники [19, с. 139]. Согласно «Положению о высших учебных заведениях» 1922 года, Наркомпросом стал назначаться и ректор вуза. В 1929 году вместо должности ректора на принципах единоначалия появился пост директора, назначавшегося Наркоматом просвещения. Директором мог стать только член партии [10, с. 147]. Избавление от нежелательных преподавателей происходило благодаря политическим «аттестациям». Впоследствии многие преподаватели педфака стали жертвами политических репрессий [1].

На педагогическом факультете ВГУ трудился сильный профессорско-преподавательский состав. Предметной подготовкой будущих учителей занимались выдающиеся ученые – профессора, впоследствии академики и члены-корреспонденты АН СССР: биологи Б.А. Келлер, Б.М. Козо-Полянский, И.И. Шмальгаузен; химики А.В. Думанский, Н.В. Култашев, А.Д. Богоявленский. Гуманитарные науки преподавали бывший декан исторического факультета Тартусского университета М.Н. Крашенинников [12], авторитетные знатоки русской литературы И.П. Плотников и русской истории XVII в. Г.А. Замятин. Кафедру зоологии возглавлял видный педагог своего времени профессор К.К. Сент-Илер. С 1877 по 1897 гг. он был директором Петербургского учительского института [14, с. 88].

Особенно важное значение на факультете приобрело изучение педагогических дисциплин. С первого дня существования педфака известный русский педагог П.Ф. Каптерев преподавал здесь психолого-педагогические дисциплины, а затем до своей преждевременной кончины 7 сентября 1922 года исполнял обязанности декана [8, с. 179; 3].

Бывший организатор Воронежского института народного образования (ИНО) известный педагог К.Н. Вентцель также некоторое время работал на педфаке. Его лекции по философии религии и теории свободного воспитания пользовались огромной популярностью. Однако в 1922 году К.Н. Вентцель возвратился в Москву [11, с. 100].

Педагогику по совместительству читал доцент А.В. Княжев – декан рабфака ВГУ. Сын священника, получивший образование в Воронежской духовной семинарии [6, д. 12880, л.4], впоследствии сыграл заметную роль в организации ВГПИ. В 1923 году по приглашению руководства ВГУ из Курска приехали молодые ученые, среди которых были С.В. Иванов, А.А. Вирский, Л.Д. Штенберг, П.Л. Загоровский [16, с. 60].

Одним из первых деканов педфака был Г.Т. Чуич. Серб по национальности, он участвовал в 1-ой мировой войне на должности адъютанта королевича Александра, главнокомандующего сербской армией. Окончив историко-филологический факультет МГУ, приехал в Воронеж, здесь был заведующим губоно, деканом педфака, в 1927–1929 гг. – ректором ВГУ [16, с. 86, 87].

Для развития творческих способностей будущих учителей и разнообразия досуга студентов в ВГУ были хорошо поставлены занятия хора, симфонического и духового оркестров, спортивных, литературных и технических кружков [4], кукольного театра [2, с. 21].

В каких условиях жили студенты? В каждой комнате общежития (Дома пролетарского студенчества – ДПС) проживало свыше 20 человек. Обстановка – железные кровати без матрацев и постельного белья, тумбочки и несколько табуреток [7; 9, с. 44–48; 16, с. 70–71].

Размер стипендии не обеспечивал студентам прожиточного минимума. Например, в 1924 году стипендия составляла 8 золотых рублей в месяц [13]. Денег хватало на неделю, поэтому после лекций юноши на вокзале разгружали уголь. За разгрузку вагона получали 10 руб. Размер стипендии к 1931 году вырос до 58–65 руб., но все равно был недостаточен [16, с. 69–70].

К концу 1920-х гг. педфак ВГУ выпускал около 125 педагогов ежегодно [17, с. 359]. В 1930 году в связи с введением всеобуча в объеме 4-летней школы обнаружился существенный недостаток подготовленных учителей. 13 июля 1931 года на основании Постановления СНК РСФСР «О реорганизации государственных университетов» был образован Воронежский агро-пединститут [18, л. 1, 5].

Среди выпускников педфака ВГУ были Нобелевский лауреат в области физики П.А. Черенков, академик-физик С.Н. Журков [16, с. 91,92], основатель кафедры ботаники ВГПИ профессор В.И. Лащевская; декан естественно-географического факультета ВГПИ К.С. Оводов, директор ВГПИ (1939–1947) Я.Н. Митрофанов [5, с. 220, 227, 43] и многие другие.

История и опыт педагогических учебных заведений советской России не поддаются однозначной оценке. Стояли рядом беспредельный энтузиазм, напряженный созидательный труд и проблемы, обусловленные политическим противостоянием. К сожалению, этот опыт еще недостаточно изучен, оценен и востребован.


Библиографический список

1. Акиньшин, А.Н. Трагедия краеведов / А.Н. Акиньшин // Русская провинция. Записки краеведов. – Воронеж, 1992.

2. Бойкова, И.П. «Дело краеведов» / И.П. Бойкова // Воронежское краеведение: традиции и современность. Материалы областной научно-практической конференции. Воронеж, 27 ноября 2005года. – Воронеж, 2006.

3. Введенский, С. Памяти профессора Каптерева / С. Введенский // Воронежская коммуна. – 1922. – 10 сентября.

4. Вечер смычки //Воронежская коммуна. – 1923. –19 декабря.

5. Воронежский государственный педагогический университет. Время, события, люди. – Воронеж, 2006.

6. ГАВО. Ф.33, оп. 3, д. 10824, 10898, 12880, 12881.

7. Дом студенчества // Воронежская коммуна. – 1924. – 27 февраля.

8. Заварзина, Л.Э. Русские педагогические портреты / Л.Э. Заварзина. – Воронеж, 2004.

9. Каноников, А. Имущество студентов / А. Каноников // Материальное положение студентов Воронежского университета. – Воронеж, 1928.

10. Карпачев, М.Д. Воронежский университет. Вехи истории. 1918–2003 / М.Д. Карпачев. – Воронеж, 2003.

11. Ласунский, О.Г. Педагог К.Н. Венцель в Воронеже / О.Г. Ласунский //Воронежский вестник архивиста. Выпуск 2. – Воронеж, 2004.

12. Моисеева, Т. Ученый с мировым именем / Т. Моисеева // Воронежский университет. – 1967. – 14 марта.

13. Не густо, а пусто // Воронежская коммуна. – 1924. – 27 февраля.

14. Паначин, Ф.Г. Педагогическое образование в России / Ф.Г. Паначин. – М., 1979.

15. Пыльнев, Ю.В. Очерки истории педагогического образования в Воро-нежской области 1917–2000 / Ю.В. Пыльнев. – Воронеж, 2003.

16. Рожденный революцией. Документы. Воспоминания 1918–1988. – Воронеж, 1988.

17. Филоненко, Т.В. Реформы и контрреформы: история школьных систем в России XIX – первой трети XX вв. / Т.В. Филоненко. – Воронеж, 2004.

18. ЦГА РСФСР. Ф. 259, оп. 24, д. 7.

19. Чернов, М.П. Петроградское студенчество в борьбе за свободную высшую школу в 1918–1922 гг. / М.П. Чернов // Вопросы истории. – 2000. – № 11–12.

20. Чубуков, А. Как поступить в университет / А. Чубуков //Воронежская коммуна. – 1923. – 5 июля.


УДК

И.С. Ряховская (ВГПУ)

Т.В. Филоненко, доктор исторических наук, профессор (ВГПУ)1


novosti-negosudarstvennih-pensionnih-fondov-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-13-yanvarya-2012-goda.html
novosti-negosudarstvennih-pensionnih-fondov-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-15-maya-2012-goda.html
novosti-negosudarstvennih-pensionnih-fondov-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-17-yanvarya-2011-goda.html
novosti-negosudarstvennih-pensionnih-fondov-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-19-yanvarya-2012-goda.html
novosti-negosudarstvennih-pensionnih-fondov-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-23-marta-2011-goda.html
novosti-negosudarstvennih-pensionnih-fondov-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-26-marta-2012-goda.html
  • college.bystrickaya.ru/19-polnoe-i-sokrashennoe-naimenovanie-recipienta-na-osnovanii-informacii-postupivshej-otpredpriyatij-i-organizacij-oblasti-tula.html
  • student.bystrickaya.ru/2-v-skalichka-o-sovremennom-sostoyanii-tipologii-a-a-reformatskij-osopostavitelnom-metode-reformatskij-a.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-xv-novie-sredstva-sohranit-zavoevaniya-esli-bi-sredi-beskonechnogo-raznoobraziya-predmetov-o-kotorih-govoritsya.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vimryuvaln-priladi-ta-zasobi-zahistu.html
  • books.bystrickaya.ru/dzhasharovich-pedagogicheskij-potencial-islama-v-svetskih-obrazovatelnih-praktikah-13-00-01-obshaya-pedagogika-istoriya-pedagogiki-i-obrazovaniya-13-00-08-teoriya-i-metodika-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/7-poryadok-formirovaniya-i-ispolzovaniya-fonda-oplati-truda-administraciya-municipalnogo-obrazovaniya-sosnovoborskij.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rossijskij-centr-obucheniya-izbiratelnim-tehnologiyam-pri-centralnoj-izbiratelnoj-komissii-rossijskoj-federacii-stranica-10.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vosstanovlenie-rechevoj-funkcii-u-bezrechevih-bolnih-kniga-dolzhna-yavitsya-vazhnim-podsporem-dlya-rodstvennikov.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/novaya-zelandiya-v-pervoj-mirovoj-vojne.html
  • reading.bystrickaya.ru/konkurs-luchshij-prepodavatel-medicinskogo-vuza-nominaciya-8-luchshij-prepodavatel-medicinskogo-vuza.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/tolstoj-tri-medvedya.html
  • abstract.bystrickaya.ru/12-literaturnoe-tvorchestvo-ivana-sergeevicha-turgeneva-cvetovaya-palitra-v-proizvedenii-i-s-turgeneva-zapiski-ohotnika.html
  • urok.bystrickaya.ru/pozdravleniya-i-pozhelaniya-k-1-sentyabrya.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-15-naznachenie-nakazaniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-rabochaya-programma-dlya-studentov-ochnoj-i-zaochnoj-form.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-4-rol-sekretarya-v-organizacii-soveshanij-sekretar-pervij-s-kem-vstrechaetsya-posetitel-prihodya-v-firmu.html
  • abstract.bystrickaya.ru/24-iyulya30-let-l-i-yarkova-otvetstvennaya.html
  • shkola.bystrickaya.ru/metodi-ochistki-stochnih-vod-sostoyanie-malih-rek-moskvi-i-podmoskovya-16.html
  • literature.bystrickaya.ru/byulleten-novih-postuplenij-za-i-kv-2011-g-stranica-4.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/programmi-vstupitelnih-ekzamenov-po-inostrannim-yazikam-v-2004g-mgu.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/25transportnaya-politika-fakti-i-kommentarii.html
  • bukva.bystrickaya.ru/prinyati-i-vvedeni-v-dejstvie.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konstitucionnij-sud-omolazhivaniyu-ne-podlezhit-kommersant-gazeta-moskva-viktor-hamraev20-10-2010-7.html
  • grade.bystrickaya.ru/navyazannaya-rossii-v-90-e-ideologiya-postavila-naciyu-na-gran-vimiraniya.html
  • spur.bystrickaya.ru/mechel-otdelalsya-minimalnim-shtrafom-vzaimodejstvie-gosdumi-s-federalnimi-organami-5.html
  • tests.bystrickaya.ru/literatura-dlya-vneklassnogo-chteniya-na-leto.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/soglashenie-po-subsidiyam-i-kompensacionnim-meram-predislovie-k-anglijskomu-izdaniyu.html
  • literature.bystrickaya.ru/ekonomika-socialnoj-sferi-federalnaya-celevaya-programma-integraciya-institut-ekonomiki-uralskogo-otdeleniya.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lyubov-instrument-evolyucii.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/ouli-debiettk-ou-atamra-baspasi-2015zh-tairibi-debi-ertegler-malm-duzenova-zh-o.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-6-vnushenie-i-gipnoz-monografiya-psihoterapiya-nevrozov-u-detej-i-podrostkov-eto-podrobnoe.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/evro-mif-ili-realnost-chast-5.html
  • letter.bystrickaya.ru/obosnovannij-risk.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-vi-obyazannosti-bortovogo-tehnika-instrukciya-ekipazhu-vertoleta-mi-2-izdanie-4-e-dopolnennoe-vvedena-v-dejstvie.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/znanie-kak-predposilka-i-psihologicheskoe-osnovanie-ponimaniya-v-v-znakov-ponimanie-v-poznanii-i-obshenii-vtoroe.html
  • abstract.bystrickaya.ru/146-opredelenie-zatrat-na-sozdanie-i-ekspluataciyu-sistem-upravleniya-menedzhment-organizacii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.