.RU

Наш мир придумал, конечно, какой-то Достоевский, но не такой талантливый, как Федор Михайлович - страница 5



8

Поздоровавшись с Никой, Елагин показал пальцем на дверь кабинета «наследника».

— Там?

— Посидите, пожалуйста.

— Доложите, пожалуйста.

Здесь все майора раздражало. И облик секретарши, и фотографии на стенах, хотя он толком и не всматривался в них, и аквариум с цепочками пузырьков для толстых, еле двигающихся рыб, будто они находились не в воде, а в заливном. Александр Иванович не знал, что самое неприятное еще впереди. Оно вышло из дверей главредакторского кабинета, широко улыбаясь губастой пастью. Пропев обратно внутрь: «Яволь, Дир Сергеевич», — Рыбак увидел своего начальника, но нисколько не смутился. Всем своим видом он демонстрировал, что у него излишне спрашивать, почему он не явился сегодня на совещание к майору. Он был у генерала. Надо было как-то восстанавливать видимость статус-кво. Елагин мгновенно сориентировался:

— Подожди меня. Надо поговорить.

Рыбак кивнул. Неохотно, но для демонстративного выяснения отношений он еще не созрел. Не обращая на него больше никакого внимания, Елагин вошел в кабинет.

— Садись-садись, — приветливо указал на кресло Дир Сергеевич. — Знаешь, о чем я сейчас подумал? Почему нам совсем, ну совсем не жалко всех этих погибающих на кино- и телеэкране? Ума Турман десятками рубит головы, Шварценеггер дырявит из пулеметов-автоматов, вроде бы даже кровь течет реками — а мы никогда даже не задумываемся, что они — люди. Все эти смертники со второго плана. Почему?

К такому разговору и к внезапному переходу на «ты» майор не был готов и поэтому ответил банально:

— Мы просто знаем, что они актеры и не умирают по-настоящему, а кровь...

Дир Сергеевич недовольно замахал руками и тихонько загундел в нос:

— Нет-нет-нет, неправильно. Ведь если гибнет герой, Чапаев например, мы переживаем, а некоторые даже плачут. Хотя мы знаем, что Бабочкин не утонет.

Майор сдвинул брови, изображая работу мысли, потом слегка развел руками — сдаюсь.

— А мне все объяснил маленький мальчик. Сын. Мой. Мишка. Когда я у него спросил... короче, он сказал, что эти герои второго плана, отдаваемые сюжетом на заклание главному герою, все они берутся из рекламы, понимаешь? Они одной персонажной крови. Такие же искусственные. Мы это знаем в душе, и мы никогда не любим героев рекламы. Нам их не жалко, даже когда они переходят в кино и гибнут пачками. Понятно?

Елагин кивнул:

— У вас очень умный сын.

— Был. Теперь уже не столь. Теряет непосредственность.

Это заявление майор комментировать не стал.

Дир Сергеевич несколько секунд молча смотрел на него и спросил:

— Знаешь, зачем я тебе все это рассказываю?

— Нет. — Майора намного сильнее любопытства мучило желание спросить: когда это они перешли на «ты»?

— Не просто так, Александр Иванович. — Шеф, словно почувствовав, что немного хамит, чуть выправил положение. Все-таки «ты, Александр Иванович» это не так колет, чем голое тыканье. — Я веду к теме нашего предыдущего разговора. Я не забыл, как ты, наверно, надеялся. Скажи, ведь надеялся, что у Дира-командира семь пятниц на неделе?

Елагин принялся разглядывать одноглазую рыбу на стене.

— А суть в том, что я видел по телевизору этих наших воинственных хохликов. Как их отправляют на поддержку пиндосам. Отличное словечко, правда? Так наши ребята звали американцев на Балканах. Так вот, Александр Иваныч, у меня во время этой передачи появилось отчетливое ощущение, что это не живые люди, а телевизионное пушечное мясо. Бывают, ты ведь знаешь, такие пронзительные миги, когда вдруг разом приоткрывается огромный кусок истины. Ты не ждал, а он обламывается тебе в личное пользование. Бывало? — Гость ничего не сказал, а хозяин вдруг гаркнул: — Ника, чаю! — Посмотрел на майора. — А может, кофе?

За кофейком философствование продолжилось:

— Я обратил внимание, как меняются с ростом капитализации нашего общества моды высших кругов. Для мужиков по возрастающей: машины, дачи с саунами, самолеты, яхты. Для бездельных жен: фитнес-теннис, дизайн интерьера, коллекция собственной бредовой одежды, дизайн ландшафта, ну и там еще бог знает что. Так я решил шагнуть дальше и одновременно совместить женскую и мужскую линии. Понимаешь?

— Еще нет.

— А мог бы, когда б ты был внимателен к моим построениям. Объясняю: я решил заняться геополитическим дизайном. Для начала подкоротим оселедец украинской демократии. Когда мои верные аллах-акбары вырежут роту хохляцких химиков где-нибудь под Кербелой, вот тогда... — Дир Сергеевич остановился, фонтан воображения иссяк. Он сделал большой глоток и впился провинциально-демоническим взглядом в переносицу майора. — Работать будешь?

— Буду, — кивнул Елагин.

Дир Сергеевич, кажется, был в восторге.

— А я сомневался. Знаешь, зачем я позвал Рыбака?

— Знаю.

— Правильно, я был уверен, что ты чистоплюй и станешь вертеть мордой, не поймешь всего романтического веса предлагаемого замысла. И провел подготовительную работу.

— Как же теперь?

— А как хочешь, можешь его расстрелять. Но лучше не надо. Мы воюем с хохлами, должен же быть у нас хотя бы один из них на службе.

Майор кивнул.

— Я больше вот о чем думаю, Саша.

Елагин сдержался, сам виноват.

— Я вот думаю: как мало воображения, полета у всех этих воротил, у Биллов Гейтсов! У человека шестьдесят миллиардов, ну будет сто шестьдесят. И что? Умрет — нечего вспомнить. И забудут о нем. И не помнит никто этих хапуг. Ротшильд — это имя собирательное. Ведь они не интересны миру по большому счету. Где размах, где?! А нет чтобы замутить с такими денежками какую-нибудь всемирную аферу.

— Как Сорос? — Елагин сделал вид, что поддерживает разговор.

Дир Сергеевич сделал вид, что сплевывает.

— Что ты, Саша, это просто очень большой спекулянт. Я про другое, про влияние на человеческую историю, а то и на природу. Человеческую природу. Непонятно?

— Пока нет.

— Можно купить, например, остров. Собрать людей и устроить идеальное общество. «Утопию» наяву. Платоновское «Государство». Ведь никто не пробовал. Или пробовали насильно — Савонаролы, Кальвинюги. А тут добровольцы на полном обеспечении. Чистота нравов, интеллектуально стерильная среда, моральная экология. Совокупления только для продолжения рода. Или наоборот — беспредельный бордель, как на Капри у императора Клавдия. Да это так, мгновенные наброски. А если подумать? А так — этот Гейтс помрет на девяносто третьем году на искусственной груди «Мисс мира-2055», да и все. — Дир Сергеевич вздохнул так, словно и в самом деле жалел, что не может вытащить компьютерного богача из жизненного тупика. — Ладно, Саша, иди трудись. Мы не маем биллионов, но кой-какой шорох в хохляцких кустах наведем.

Спустившись вниз, Елагин увидел поджидающего Рыбака. Похлопал его по плечу:

— Ты поезжай.

— А разговор?

— Надобность отпала.

Пусть теперь заместитель думает, что генерал сказал майору.

9

— Ну?

— Дай хотя бы переобуться.

Светлана Владимировна сложила руки на груди.

— Ну, переобулся?

Ничего не отвечая, Дир Сергеевич побрел по коридору в сторону кухни, по пути передумал и свернул в кабинет. Сел в кресло к рабочему столу, заваленному бумагами, газетами, книгами, раскрытыми корешком вверх. Подтащил к себе телефонный аппарат, начал набирать какой-то номер. Но этот номер у него не прошел. Светлана Владимировна нажала пухлой ручкой на рычаг:

— Рассказывай.

Дир Сергеевич раздул ноздри, выпуская гневные пары. Его раздражала та степень заинтересованности в этом деле, которую проявляла его жена.

— Согласись, Света, это все-таки ненормально.

— Что именно? Что похитили Аскольда? Да, ненормально.

— Что ты так этим увлечена.

— «Увлечена»? Изволь подбирать выражения!

Он резко поднялся и пошел туда, куда ссорящиеся люди обычно ходят в момент обострения разговора — к окну.

— А что, собственно, произошло?

— Не поняла.

— Это я не понимаю твоей реакции. Это мой брат пропал, а не твой. Не твой брат и не твой муж.

Светлана Владимировна сделала чуть приседающий шаг вперед и боевито прищурилась.

— Что-что?!

Дир дрогнул. У них с супругой уже состоялся один разговор на эту тему, когда однажды неожиданно так выяснилось, что все годы их с братом размолвки на «идейной» почве его семейство тайным образом финансировалось Аскольдом. Тогда в порыве ослепляющего гнева Дир бросил такую фразу: «Это ненормально, когда женщина, живя с одним мужчиной, берет деньги у другого». Он до сих пор держался этой точки зрения, но слишком хорошо усвоил, что высказывать ее ему не позволено.

Светлана Владимировна растоптала его толпой своих бурных, иногда несправедливых, но чаще уязвляющих аргументов. Начинался почти каждый из них со слов: а на какие шиши существовала семья, когда ты нежился в так и не законченной аспирантуре; когда ты вояжировал в Среднюю Азию, и в Анапу якобы в археологическую экспедицию; когда тебя после этого лечили от алкоголизма; когда делала аборт секретарша вашего факультета (Дир Сергеевич хотел вставить: «Ты же знаешь, потом выяснилось, это был не мой ребенок», — но промолчал); когда мы отправили сына учиться; когда, наконец, ты поддерживал все твои дурацкие увлечения: сыроедение, горные лыжи, манежных лошадок, буддизм? Дир Сергеевич покорно вздыхал, очень остро чувствуя себя в этот момент именно Митей.

— Или ты думаешь, — гремела тогда супруга, — что все это можно было оплатить из моей зарплаты? Но тогда ты или дурак, или подлец! Про твои заработки я и не говорю. Две статьи за тридцать лет!

Статей написано больше, а лет потрачено меньше, но распекаемый не стал уточнять. Он привыкал к мысли: на этом фронте ему не победить. Ему даже намекнуть впредь не дадут, что ситуация с тайными денежками от Коляна дурновато пахнет. Даже в том случае, если там ничего не было, кроме простой передачи конверта. В то, что жена и брат у него за спиной... в это он не верил, но все же не мог избавиться от раздражения и испуга в связи с этой историей.

Дир Сергеевич не стал тогда выяснять отношения с братом и прекратил выяснять их с женой. Он боялся, что еще раз получит аргументом по физиономии, но страх не исключал нарастающего раздражения. Бояться надоедало. Тем более что с исчезновением Коляна поведение Светы сделалось невыносимым. Не может истерия нетерпения питаться только одним чувством благодарности за полученные когда-то деньги. Тут что-то более существенное. Но время рвать и уходить или выгонять еще не пришло. Митя примирительно улыбнулся приближающейся жене.

— Какие бы у меня ни были отношения с братом, я, безусловно, делаю и сделаю все, что возможно, чтобы он целым и невредимым...

— А какие у тебя отношения с братом?

— Ты же знаешь.

— Знаю-знаю. Слишком хорошо знаю.

Если бы не та история со сборником стихотворений, думал Дир Сергеевич в этот момент, если бы не подстроенное кормление белок, он бы нашелся, чем ответить. Надо было признаться сразу после свадьбы, еще во время медового месяца, и посмеяться вместе. А то за все эти годы мелкое, практически безобидное коварство незаметно напиталось каким то этическим весом, просто-таки гиря на весах совести! Одним словом, сплошные замкнутые круги. Остается только взвешивать, чье предательство тяжелее. Необходимо разработать систему мер и весов.

— Что ты молчишь?!

— Потому что ты говоришь.

— Учти, я не позволю тебе спустить это дело на тормозах! Как бы тебе этого ни хотелось.

— Что ты несешь, Света!


10

— Ваша фамилия Патолин?

— Игорь Иванович. Можно — просто Игорь.

Было и так понятно, что можно гостя называть по имени. Лет двадцать с небольшим. Белобрысый — особенно брови и ресницы, худой, спичечный человечек, губы краснее, чем у иной девицы, застенчивая улыбка. Трудно представить кого-нибудь менее подходящего по облику. Но — рекомендация Бобра.

— Вы прежде работали в активе движения «Наши», — без вопросительной интонации сказал Елагин.

— Губернским комиссаром.

«Кое-что, — подумал майор. — В прежние времена в секретари областного комсомола в таком возрасте не выбивались. Или выбивались? Стали уж забываться старые реалии».

— Вы представляете, чем вам предстоит заниматься?

— Контрразведка.

Майор покачал головой:

— Скорее гестапо.

— Политическая полиция?

— Только не в государственном масштабе, а в масштабе фирмы.

Белые ресницы несколько раз хлопнули.

— Будем проверять на верность весь штат или только управленцев?

— Думаю, «народ» в данном случае можно оставить в покое.

Патолин после небольшой паузы медленно кивнул.

— Оформитесь по этой бумаге, работать будете в соседней комнате. Все необходимое там есть. И компьютер, и туалет, и отдельный выход в коридор. На этом диске — весь отдел кадров с фотоматериалами. Связи, родственники, тайные счета, личные подставные фирмы директоров. Даже набор предварительных версий. Первые соображения мне нужны уже сегодня к вечеру.

— Финансирование?

— Мой бумажник.

Елагин достал из кармана и положил перед Игорем пачку двухсотевровых ассигнаций. Юный «гестаповец» вытянул вперед руку с грацией робота, накрыл ладонью пачку и потянул к себе по столу.

Рекомендуя его, Бобер тем не менее посоветовал быть настороже: «Работу свою он сделает хорошо, но важно вовремя его выключить, чтобы не вгрызся куда не надо».

— Скажите, Игорь, а почему вы ушли из движения?

— Вы правильно спрашиваете, меня не выгнали, я сам.

— И все же?

— Слишком медленный способ обогащения.

— Убедительно.

Майор кивнул: циник — это хорошо. Человек, откровенно думающий только о своих интересах, никогда не сможет предать, потому что на него никто не станет слишком надеяться. Гость стремительно и ловко, несмотря на нескладное строение своего тела, поднялся:

— Сколько я могу привлечь людей?

— Любое разумное количество. Разумное.

— Разрешенная степень ассоциации?

«Это что, — подумал майор, — спрашивает, что этим привлеченным можно рассказать, привлекая?» Поэтому ответил:

— Только то, без чего невозможна эффективная работа.

— До свидания.

Все же Елагин был не слишком рад приобретению. Все эти новые ребята — в некотором смысле инопланетяне. С ними можно вместе работать, но непонятно, как с ними жить. Просто сейчас нет другого выхода и нет времени. Сегодня утром он снова отсиживал в предбаннике главного редактора «Формозы», ожидая, когда тот освободится, и полистывая свежий номер журнала. Полистывая и поглядывая на секретаршу. Он хотел было с ней заговорить, но тут наткнулся на очередной глянцевой странице на статью Дира Сергеевича. «Две деревни на берегу вечности». Красиво, но непонятно. Майор стал читать. Шеф описывал свое недавнее путешествие в Бразилию. И не просто на пляж Капакабана, а в самую что ни на есть серьезную сельву. И открытие, которое было сделано в ходе этого путешествия. Где-то в трех тысячах километрах от океана, на берегу Амазонки он нашел две деревни. В одной из них царил матриархат, а в другой, естественно, патриархат в самой жесткой форме. Описав обычаи жителей противостоящих населенных пунктов, путешественник приступил к формулированию глобальных выводов. По его мнению, в современном обществе почти равноправно бытуют оба эти строя. Только в дикой деревне их можно найти в чистом виде, а в большом городе на одной лестничной клетке мы можем найти и то, и другое, и третье — и патриархат, и матриархат, и состояние войны между этими формациями. Собственно, разводы и есть проявление этой войны.

На этом месте статьи дверь отворилась, и майор испытал приступ дежавю, глядя в улыбающуюся физиономию Рыбака, но приступ короткий, потому что вслед за Рыбаком показались два человека, вид которых заставил майора затосковать. Крупные, массивные господа с бритыми черепами и тяжелыми, лоснящимися взглядами, в восточных одеяниях в стиле Джавахарлала Неру. Они невозмутимо проследовали мимо.

В коридор выскочил главный редактор и приглашающе махнул рукой:

— Саша, заходи! Ника, чай!

Александр Иванович вошел, все еще держа в руке журнал, заложенный на статье «шефа».

— О, так ты читатель нашего органа! А что конкретно привлекло? Мои деревеньки! Как приятно, поверишь ли, очень лестно! До конца прочитал?

— Не успел. Только первый разворот.

— Так ведь самое интересное в конце. Я все свожу к одной главной оппозиции. Знаешь же, что проблема может быть решена, если правильно сформулирована. Вот, например, ученые слова: патриархат, матриархат. Как их приложить к повседневной жизни? Все становится проще, когда понимаешь, что в основе два диаметрально противоположных явления из области отношений мужчина–женщина. Понимаешь?

Майор серьезно кивнул.

— Проституция — институт сугубо патриархальный. Мужчина низводит женщину до состояния неодушевленного товара. В распутстве — современной матриархальной модели — наоборот. Женщина пользуется без ограничения мужчинами, лишая их личного, человеческого свойства.

— По правде сказать, непонятно.

— Что тут понимать, Саша! При матриархате мужчина не имеет власти отца, потому что неизвестно, кто отец ребенка. Этой информацией владеет самка. Владеет и манипулирует ею. Выбирает отца для своего ребенка. Такого, кто лучше обеспечит и защитит ее с младенцем. Того, кто сильнее. Информация — это власть. Тем более такая. Современная распутница спит со всеми, а в мужья старается приобресть миллионера, рожая ему ребенка, выделяя его этим из числа прочих. По сути, та же схема, что и в пещерные времена. Простая физическая сила или ее превращенный вариант — финансовая сила, без метафизической власти, которая есть у женщины, ничто. Мужчина загоняет женщину в крепость семьи, но она начинает управлять крепостью. Почему жены не боятся профессионалок, а боятся секретарш? Проститутка заберет только гонорар, а распутница может забрать мужа.

Елагин положил страшный журнал на стол и спросил через силу, просто потому, что ему стало казаться — главный редактор не остановится никогда:

— Так что же делать, Митя?

Главный редактор не отреагировал на фамильярность.

— Спасение в семье. Сильная семья — явный инструмент именно патриархата и спасение для обоих полов человечества. Последний оплот отцовского мира — это буржуазная мораль. Знаешь, почему капиталисту важно, чтобы его невеста была девственницей, то есть гарантированно не распутницей?

— Не думал над этим.

— Ребе-онок. Да потому что ему важно знать, что его первенец родится именно от него. Девственность — пломба на сосуде для производства потомства. То есть капитал наследует именно его кровь. Капитал приобретал временнóе измерение. А сексуальная революция — это была сильнейшая вспышка матриархальной, очень нахальной силы. Короче говоря, бунт распутства в самой откровенной, пещерной форме. Скажем, госпожа де Помпадур проповедовала тихий, скрытный матриархат. Французы вообще в этом отношении умнее всех. Они вознесли женщин на такой высокий пьедестал, чтобы те не могли с него слезть.

«Как грамотно и интересно заговаривает зубы, ему бы в стоматологи», — думал майор.

— Но полигамность, я читал, вроде как мужское свойство...

— Конечно, но это не мужское распутство, как визжат феминистки, а расширенное отцовство. Потому что все дети, рожденные от многих женщин, будут иметь отца. То есть вырастут в семье, понятно? Да хоть в гареме. При этом сколько бы детей ни родила шлюха, ее семья останется безотцовной, то есть уродливой, все ее дети будут сироты. Ладно, надоело мне, садись. Ты, конечно, хочешь спросить, что за загадочные лысачи вышли сейчас от меня, и небось уже ревнуешь, видя, что я хожу вроде как на сторону.

Майор решил промолчать.

— Сейчас все расскажу.


Выйдя из кабинета главного редактора, Елагин увидел Марину Валерьевну, стоявшую у стола секретарши с разобранным сотовым телефоном в руках.

— Скажите, а когда Дир Сергеевич был в Бразилии?

Та лишь покосилась на него и сказала с непонятной обидой в голосе:

— А почему вы у него не спросите?


11

Главный редактор, отправив насмерть заболтанного майора, сибаритски развалился в кресле и потребовал себе кофе и Марину Валерьевну. Он сам удивлялся тому приступу хорошего настроения, что переживал теперь.

Аскольд?

Но все же делается — все, что можно. Подписав бумагу, по которой принимались на работу дополнительные шесть сотрудников в службу безопасности, и все с огромными окладами, Дир Сергеевич считал, что неплохо поработал на освобождение брата. Потом ему очень понравились мусульманские бритые бугры, приведенные Рыбаком. Приятно иметь дело с рафинированными людьми. С кем еще так вот запросто поговоришь об исламском мистицизме, о суфизме Ходжи Насреддина. Кажется, он и сам произвел на гостей хорошее впечатление. Беседа была до такой степени приятной, что чуть не обошлась без обсуждения конкретного предмета. Ничего не понимавший в исламском мистицизме Рыбак медленно вертел стриженой башкой на толстой шее, проникаясь неожиданным уважением к шефу. Оказывается, за ширмой придурочного выездного пьянства скрывался сосуд солидной мудрости.

Когда Дир Сергеевич произнес вслух, что ему требуется канал связи с каким-нибудь серьезным суннитским или шиитским командиром в Ираке, гости потупили взоры.

Хозяин кабинета успокоил их: смелее, здесь не «Стройинжиниринг» и прослушки бояться не надо. Кому нужны тайны маленького журнальчика?

Один из гостей сказал, что каналы, о которых говорит уважаемый хозяин, не существуют в виде чего-то постоянного, регулярного. На этом поле происходят постоянные изменения.

— Там партизанская война, — пояснил гость.

— Вы хотите сказать, что такой канал надо специально налаживать и проплачивать?

Исламские богатыри смущенно опустили взоры, показывая, что их слегка шокирует прямолинейность заказчика. Слишком быстро он проделал путь от материй тонких к грубым. Но против смысла сказанного не возражали. Деньги понадобятся даже для самого первого шага.

Дир Сергеевич решил взять этого быка и за второй рог:

— Сколько?

Когда новые восточные друзья ушли, главный редактор всласть порезвился по поводу своей статейки о матриархате-патриархате, с наслаждением наблюдая, как раздражает этим начальника службы безопасности. Его тупо наигранная правильность, пресная положительность казались «наследнику» смехотворными. Если ты такой честный служака, как ты допустил, чтобы твой шеф оказался в подвалах хохляцкой сигуранцы? Чего гуманистически надувать щеки, если провалился как должностное лицо. Впрягайся в новый замысел и тащи, не рассуждая, если не умеешь сам работать мозгами. Вон Рыбак, сразу понял, как надо себя вести, и тут же привел пару начитанных исламских бандитов. Могут взять деньги и проволынить? Конечно, могут. Но кто не рискует деньгами, тот и не нанимает в конце концов команду арабских партизанов для своих изысканно-кровавых целей. Основную оплату он им выдаст только в обмен на проверенную экспертами пленку с расстрелом украинской роты, где бы она ни ховалась и какого бы вспомогательного характера ни носила бы ее служба. Нельзя вспомогать царю Ироду. Вот ей-богу за державу обидно, и раны империи не зарубцевались. В местах воспаления кишит зараза, отравляя души, и виноват только тот, кто полоснул беловежской бумажкой на отрыв от братского тела. Надо за это отвечать. Газ и нефть — не те вещества. Вот кровь — дело иное.

— Марина Валерьевна!

На этот раз была его очередь атаковать. На повестке дня был английский номер.

— Зачем вы сняли эту историю про Черчилля — как глупо он выглядел, показывая на пальцах букву «V» — «виктория»? Ведь в древнеримском Сенате такой жест одного из народных трибунов означал «вето». Почему мы не можем написать, что знаменитый английский премьер не знал элементарных вещей?

— Потому что это английский номер. Журнал попадет в посольство.

— Да бросьте вы. Они что, прочтут?

— И прочтут, и обидятся.

— Ну и плевать.

— Это приказ?

— Приказ.

— Ладно, я оставлю фактическую часть заметки, но сниму оценочную.

Дир Сергеевич махнул рукой.

Вплыла в кабинет Ника с подносом.

— Ваш чай, Дир Сергеевич.

— Я просил кофе.

— Английский номер, — хохотнула, выходя из кабинета, Марина Валерьевна.

Даже очередная безмозглость секретарши не вывела главного редактора из себя. У него заготовлено еще одно развлечение на сегодня — набрали статью про Диканьку.


obrazovaniya-nauki-i-innovacij-stranica-37.html
obrazovaniya-nauki-i-innovacij-stranica-8.html
obrazovaniya-rossijskoj-federacii-stranica-3.html
obrazovaniya.html
obrazovatel-naya-programma-uchebnik-metodicheskoe-obespechenie-didakticheskoe-soprovozhdenie.html
obrazovatelnaya-deyatelnost-akademii-usta-v-federalnogo-kazennogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-visshego-professionalnogo.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-realizacii-prioritetnih-napravlenij-deyatelnosti-glavnogo-upravleniya-mchs-rossii-po-hanti-mansijskomu-avtonomnomu-okrugu-yugre-po-voprosam-grazhdanskoj-oboroni-i-zashiti-naseleniya-na-2012-god.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rekomendacii-na-vse-sluchai-zhizni-16-los-andzheles.html
  • urok.bystrickaya.ru/postupaem-v-vuz-organizaciya-proforientacii-v-obsheobrazovatelnoj-shkole-professionalnoe-prosveshenie-v-9-11-klassah.html
  • desk.bystrickaya.ru/po-opredeleniyu-enciklopedicheskogo-slovarya-pamyatnik-proizvedenie-iskusstva-sozdannoe-dlya-uvekovechivaniya-lyudej-ili-istoricheskih-sobitij-skulpturnaya-gruppa-stranica-34.html
  • report.bystrickaya.ru/izuchenie-evropejskogo-srednevekovya-v-rossii-perezhivaet-epohu-otkritij-odno-iz-nih-i-samoe-glavnoe-otkritie-cheloveka-ne-abstraktnogo-ne-cheloveka-voobshe-a.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/komitet-po-obrazovaniyu-stranica-10.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kniga-snovidenij-stranica-8.html
  • testyi.bystrickaya.ru/55-chto-opredelyaet-budushee-xxi-vek-bessmertie-ili-globalnaya-katastrofa.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kachestvo-installyacii-oem-maks-65-ballov-protesti-i-vozrazheniya-poryadok-podachi-protesta-kategorii-i-klassi-v-sorevnovaniyah-emma.html
  • doklad.bystrickaya.ru/voda-iz-lopnuvshej-trubi-zatopila-ulicu-v-ekaterinburge-informacionnoe-agentstvo-ria-novosti-08022011.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-vi-perevod-s-francuzskogo-yuriya-stefanova.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-modulya-disciplini-sovremennie-metodi-ocenki-personala.html
  • bukva.bystrickaya.ru/naibolee-populyarnie-volokonno-opticheskie-kvantovo-kriptograficheskie-sistemi-ispolzuyushie-protokoli-obmena-bb84-i-b92-na-fazovih-sostoyaniyah.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razvitie-doshkolnogo-obrazovaniya-v-ivolginskom-rajone.html
  • thescience.bystrickaya.ru/i-analiz-mehanizma-formirovaniya-i-raspredeleniya-finansovih-rezultatov-v-usloviyah-perehoda-k-rinochnoj-ekonomike.html
  • crib.bystrickaya.ru/gosudarstvennoe-regulirovanie-ekonomiki-i-ekonomicheskaya-politika-205-60-voprosov-60-rublej.html
  • lesson.bystrickaya.ru/teoriya-kriminologii-chast-5.html
  • credit.bystrickaya.ru/otchet-o-vipolnenii-plana-meropriyatij-bogucharskogo-municipalnogo-rajona-s.html
  • student.bystrickaya.ru/-soderzhaniyu-ulic-i-dorog-osoboe-vnimanie-informacionnij-byulleten-mestnogo-samoupravleniya-izdaetsya-asdg-po.html
  • lecture.bystrickaya.ru/b3v5-raschet-i-konstruirovanie-tehnologicheskih-mashin-tekstilnaya-promishlennost.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebnik-neizmennaya-osnova-dlya-razlichnih-variantov-uroka-problemi-poisk-rezultati.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-15-akti-grazhdanskogo-so-stoyaniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-specialnost-12-00-03-yurisprudenciya-omsk-2011.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/723-ionizaciya-vozduha-a-g-ovcharenko-s-l-rasko-elektrostaticheskaya-bezopa-snost-pozharo-i-vzrivoopasnih.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/ispravlenie-oshibok-chetveronogogo-artista-shutlivaya-dressirovka-sobak-12-avt-l.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/byudzhetnij-federalizm.html
  • notebook.bystrickaya.ru/iii-administrativnie-proceduri-po-licenzirovaniyu-deyatelnosti-po-sboru-ispolzovaniyu-obezvrezhivaniyu-transportirovke-razmesheniyu-opasnih-othodov.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uvedomlenie-o-provedenii-otkritogo-zaprosa-predlozhenij-23212-129306.html
  • lesson.bystrickaya.ru/selektivnie-ingibitori-obratnogo-zahvata-serotonina-jerrold-rosenbaum-handbook-of-psychiatric-drug-therapy.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/senm-bank-a-direktorlar-keesn-2010-zhili-22-arashadai-92-sheshmmen-bektlgen.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-stanovleniyu-i-ravitiyu-ekonomicheskoj-bazi-kazachih-obshestv-moskva-2011-god-stranica-6.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-mezhdisciplinarnomu-ekzamenu-dlya-studentov-napravleniya-521100-socialnaya-rabota-stranica-23.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rossiya-na-rubezhe-tisyacheletij-19972002-gg-n-s-prisyazhnij-avtorskij-kollektiv.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/vozmozhna-li-edinaya-evropejskaya-ili-mirovaya-civilizaciya.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tematika-referatov-i-kursovih-rabot-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-rabota-zhurnalista-v-gazete-dlya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-m-falin-rol-vneshnih-faktorov-v-formirovanii-vneshnej-politiki-sssr-stranica-4.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.