МЫШЛЕНИЕ КАК «МИРОВОЙ ПРОЦЕСС» - Франс Карлгрен Антропософский Путь Познания предисловие
.RU

МЫШЛЕНИЕ КАК «МИРОВОЙ ПРОЦЕСС» - Франс Карлгрен Антропософский Путь Познания предисловие



^ МЫШЛЕНИЕ КАК «МИРОВОЙ ПРОЦЕСС»

Хотя мышление в целом — это продукт собственной внутрен­ней активности, было бы все-таки неправильно описывать его как «субъективный» процесс. Не подлежит сомнению, что все мы постоянно впадаем в заблуждения, принимаем ошибочные решения и делаем поспешные выводы, однако, этот факт не дает нам права сомневаться, что возможности мышления могут рас­крывать для нас картину мировых взаимосвязей, соответствующую реальности. Все ошибки мышления рано или поздно могут быть исправлены. Если мы захотим при помощи объективного сопоставления проанализировать принципиальную достовер­ность возможностей мышления, то для этого у нас не будет ни­какого другого вспомогательного средства, кроме как именно той самой способности, которую мы только что поставили под сомнение. Мы не могли бы обосновать наше скептическое отно­шение к мышлению, не найдя одновременно доказательства для в принципе неограниченного доверия, которое мы к нему испы­тываем.

Таким образом, можно по-новому подойти к понятиям «субъ­ективное» и «объективное». Только при помощи мышления мы можем считать себя «субъектом» и противопоставлять себя различным существующим вокруг нас объектам.

Другими словами, мышление находится «по ту сторону» субъекта и объекта.

Если мы так далеко продвинулись в наших рассуждениях, то сможем провести другое важное наблюдение. Мы можем по­нять, что мышление — это не только процесс, развивающийся внутри нас самих. Его нужно считать составным «членом мира».

Мышление существует с такой же необходимостью, что и цветение растений. Пожалуй, мы можем ошибиться, если на­блюдения, которые лежат в основе наших понятий, окажутся неполны, или будут вообще отсутствовать, или если наше мыш­ление попадет в зависимость от эмоционального настроения или других неоправданных обстоятельств. Но это ничего не говорит, как только что отмечалось, о мышлении как таковом, а только о той ситуации, в которой оно происходит.

Сравнение с растением уместно также в другой связи. Цве­ток может быть обезображен, если он не получает достаточно воды или если земля и воздух содержат неприемлемые веще­ства. Однако если условия роста все же нормальные, то цветок будет распускаться правильно. Также обстоит дело с мышле­нием. Оно будет «верным», если процессы будут происходить без помех. Другими словами: мышление — это определенно целиком и полностью наше собственное творение, но это творение находится в гармонии со всем миропорядком и является его частью.


^ ПОНЯТИЯ КАК СВИДЕТЕЛЬСТВА «СВЕРХЧУВСТВЕННОГО» МИРА

То, что мышление является членом объективного мирового процесса, не противоречит тому факту, что используемые в по­вседневной жизни понятия, как правило, сильно окрашены лич­ными переживаниями.

Если я, например рассказываю слушателям о льве или о геометрической фигуре, каждый мысленно может представлять себе «собственный» образ. Однако все сразу же понимают, что имеется в виду. Есть нечто, что является общим для всех пред­ставлений о треугольнике — это именно понятие треугольника.

Что же это такое — понятие?

Каждый, кто сталкивался с проблемами теории познания, знает, что этот вопрос принадлежит к наиболее дискутируемым в истории философии. Так как понятия занимают центральное место в человеческом общении, мы по сути дела не можем ви­деть то, что действительно происходит в наших межличностных отношениях, если упустить из вида этот вопрос. Сегодня многие люди склоняются к тому, чтобы рассматривать понятия как фе­номен языка.

Похожим образом думают очень многие философы. Пред­ставители логического эмпиризма, который, начиная с 1920 го­да, занимает ведущее положение в современной философии, ограничиваются в своих исследованиях главным образом разбо­ром значения различных слов и выражений. Однако при помо­щи обычного логического анализа нельзя приблизиться к под­линному корню обсуждаемой здесь проблемы.

Бертран Рассел (Bertrand Russell), наверное, самый извест­ный представитель логического эмпиризма, приводит в своем изложении философии Платона меткое описание трудностей, перед которыми мы оказываемся, если хотим рассматривать по­нятия как чисто языковые феномены: «... мы не можем выра­жаться на языке, состоящем исключительно из собственных имен, нам, напротив, нужны также общие слова, такие как «человек», «собака», «кошка» или если не эти, то хотя бы такие опреде­ляющие слова, как «похожий», «прежде» и так далее. Такие слова — это не одни только бессмысленные звуки. И вряд ли можно понять, какими бы значительными они были, если бы мир состоял только из единственных предметов, которые бы обозначались именами собственными. Может быть, можно как-нибудь обойти этот аргумент; во всяком случае он представляет собой аргумент prima-facie в пользу универсалий» («Западная философия». Вена, 1978).

Кто достаточно интенсивно пережил мышление и как творе­ние человека, и как «мировой процесс», может быть увидит — или, по крайней мере, догадается, какое решение этой пробле­мы предлагает здесь Расселл.

Наши представления о вещах окрашены нашими соб­ственными образами воспоминаний и являются тем самым чем-то индивидуальным, однако понятия у нас общие с другими людьми.

Понятие треугольника всегда предполагает одно и то же, совершенно независимо от того, кто бы его не переживал. Мы можем мысленно производить с этим понятием различные опе­рации, так как мы все причастны одному и тому же объективно существующему миру мыслей, одному и тому же «сверхчувст­венному» миру.


^ ШТАЙНЕР КАК ФИЛОСОФ

То, что здесь говорится о мышлении, преимущественно взя­то из книги «Философия свободы» (Собр. соч. 4), в которой Штайнер обобщает свои воззрения на теорию познания. Эта книга появилась в 1893 году.

Уже в 15 лет Штайнер начал изучать Канта. Потом он постепенно проработал произведения мыслителей прошлого различных эпох.

Сам он создал ряд философских трудов, написал свою док­торскую диссертацию на тему теории познания и выпустил большой труд об идейном развитии XIX столетия, который он позднее расширил, превратив в обзор всей истории философии («Загадки философии». 1914. Собр. соч. 18).


^ КОРЕННОЙ ВОПРОС

Кардинальная проблема теории познания, к которой снова и снова возвращаются почти все философы и которая затраги­вается также в этой главе — это вопрос о действительной природе понятий.

Когда Штайнер писал «Философию свободы», он еще не так далеко прошел в своем развитии, чтобы чувствовать себя доста­точно зрелым для выступления перед обществом со своим опы­том сверхчувственного мира. Вместо этого он в это время гово­рил о «мире мыслей», «идеальной сфере».

Как он сам сообщает, уже на рубеже XIX века он, однако, попытался не прямым, но все же явным образом сообщить об основополагающих «духовных» точках зрения, к которым он пришел. К этим работам, совершенно несомненно, принадлежит его описание процессов образования понятий.

Мысль, что наша способность образовывать понятия могла бы рассматриваться как в некотором роде подтверждение су­ществования духовного мира, могла казаться наивной и, вероят­но, вызывала мягкую улыбку у критически мыслящих людей. Философски образованному человеку эта мысль могла бы пока­заться даже доказательством невежества.

Однако вопрос о действительной природе понятий нельзя решить ни при помощи знаний, ни благодаря сообразитель­ности.

Я слышал однажды, как два специалиста устроили дискус­сию по этому вопросу перед заинтересованной публикой. Оба были профессорами теоретической философии в различных за­падных университетах. Они были знакомы со студенческой скамьи, дружили, но по-разному оценивали Рудольфа Штайнера как философа. Один имел антропософскую ориентацию, а другой нет.

Следуя за Штайнером, первый профессор считал, что поня­тие «стол» охватывает все мыслимые столы в мире. Он говорил в соответствии с этим о некоем «Нечто», имеющим универсаль­ный характер и присутствующим в мышлении, когда мы исполь­зуем понятие. Другой это отрицал. Он говорил, что согласование между понятиями различных людей обладает чисто формальной природой и не имеет ничего общего с реальным «мировым про­цессом». Они спорили долго. Аргументы подкреплены были глу­бокими знаниями, и остроумием, однако, они нисколько не сблизились в своих убеждениях.

Собственно говоря, они представляли воззрения или «жизненные позиции», которые повсеместно широко распространены. Одному естественным казалось переживание понятий как неко­торого рода реальности. Если он узнавал — например из како­го-нибудь антропософского произведения Штайнера, что для всех земных явлений существуют «прообразы» («первообразы») и что наши понятия — это тоже разновидность теневого отраже­ния этих прообразов, он был готов признать это и чувствовал: «Я об этом всегда думал».

Но для многих, может быть, для большинства людей это не­возможно. Они отстраняются от подобных мыслей как от пол­ностью неверных. Однако этот подход требует, чтобы люди были не «глупее» и не «умнее», чем другие. Отличие заключа­ется в чем-то другом.


^ «СВОБОДНОЕ ОТ ТЕЛА» МЫШЛЕНИЕ

Сегодня уже есть много людей, имеющих естественное же­лание получить представление и понятие о сверхчувственных феноменах. У некоторых эта потребность даже очень сильно выражена. Штайнер объясняет этот феномен тем, что мышле­ние у этих людей не целиком «заключено» в головном мозге. Они обладают способностью, по крайней мере до некоторой сте­пени, думать «свободно от тела», т. е. при помощи эфирного силового поля.

Свободное от тела мышление не должно быть менее острым или менее строгим, чем связанное с телом мышление. Просто-напросто появляется что-то совсем другое.

Когда выше говорилось о «свободном от чувственности мыш­лении», речь по сути шла о том же самом феномене — однако с другой точки зрения.

В своих докладах и книгах Штайнер апеллирует к свобод­ному от тела мышлению. Кто работает над таким мышлением, способствует преображению своего эфирного силового поля. Он может сохранить ясность своих мыслей и силу своих суждений и все же шаг за шагом освобождаться от своего физического тела. Тем самым он подготавливает почву для «нового яснови­дения» — в отличие от «старого ясновидения», которое также основывалось на свободном от физического тела сознании, одна­ко, еще не было связано с такой мыслительной способностью.

Читатель воспринимает, возможно, это описание двух «спо­собов мышления» как в некотором роде критическую оценку или считает даже надменным. Однако речь идет о феноменах, которые можно наблюдать как у самого себя, так и у других. Оба вида мышления — свободное от тела и связанное с телом — существуют на самом деле. Сравнивать их не означает оцени­вать их. Точно так же, как не является оценкой установление различий между, например, гладкими и вьющимися волосами.

Кто ищет конкретные примеры сверхчувственного в повсе­дневной жизни, расценит приведенное выше описание свободного от тела мышления как, может быть, очень неопределенное или даже неясное Но существуют также переживания другой природы, которые очевидны, которые могут встречаться также у совершенно «обычных» людей, и которые, тем не менее, можно сравнивать с описанными здесь явлениями.


^ ДРУГИЕ ФОРМЫ СВОБОДНОГО ОТ ТЕЛА МЫШЛЕНИЯ

Тот, кто долго и достаточно интенсивно практически зани­мался антропософскими упражнениями, вероятно, может по­знать то, что для него абсолютно ново, но что полностью соот­ветствует реальности. Например, засыпая или просыпаясь, он может чувствовать, что часть его сознания без тела переме­щается в некоторое место, которое находится не там, где ощу­щает себя его тело. Такое переживание не должно быть плодом какого-либо воображения.

Упражняющийся путем повторяемой целенаправленной вну­тренней работы направлял в течение короткого времени всю свою сознательную психическую жизнь на строго ограничен­ный предмет медитации. Так как внимание столь сильно скон­центрировано, оно становится сильнее, чем во время обычного состояния, в котором психическая жизнь, как известно, всег­да более или менее «рассеяна» из-за разнообразия представле­ний и чувственных восприятий.

Кто интенсивно медитирует, может со временем обнаружить, что собственно во время упражнения у него более ясное созна­ние, чем в обычной жизни.

Это состояние духа можно сравнить с полной концентрацией, которая необходима, чтобы разрешить сложные, абстрактные проблемы мышления — например из области математики. Со­знание такого рода делает возможным строгий самоконтроль, который со временем позволяет упражняющимся переживать особые ситуации с «само собой разумеющимся», привычным со­стоянием.

Кто имеет такой опыт, может в обратном порядке просле­дить его возникновение. Он может установить, на какой фазе переживания он находится, используя ту же трезвую и само­критичную ясность сознания, с которой он может, например в мае констатировать, что на каштанах распускаются бутоны цветов. В таком возвышенном и ясном состоянии сознания не­редко случаются некоторого рода образные видения, которые в обычном сознании не появляются.


^ СВЕРХЧУВСТВЕННЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Ряд примеров таких переживаний уже приводился. Пациенты Муди, Рихард Вурмбранд, Чарльз Линдберг, К. Г. Юнг, Жак Люсеран — все эти люди имели переживания подобного рода и описали их.

Большинство из этих переживаний имеет то общее, что они происходили в совершенно особой ситуации, когда жизнь была на пределе.

Если же соответствующие переживания появляются в ре­зультате духовного ученичества, то они часто происходят в си­туации повседневной жизни, порой вполне спокойной. Так, мо­жет случиться, что упражняющийся видит свою «панораму жизни», даже если он совсем не стоит на краю гибели.

Настоящее соприкосновение со сверхчувственной действи­тельностью почти всегда потрясает. Но если человек подготов­лен к такой встрече благодаря внутреннему обучению, она при­обретает жизненную функцию, которая действует пробуждаю­ще и укрепляюще. Таким образом, можно также распознать «подлинное» сверхчувственное переживание. Оно само дает воз­можность идентифицировать (опознать) себя. Надежный кри­терий был приведен в главе «Сверхчувственная деятельность».

Такие переживания не проходят у человека бесследно. Они оказывают моральное воздействие, которое сохраняет свою силу и потом. Если у кого-нибудь были такие переживания, он не живет дальше так, как если бы ничего не произошло. Он изменяется.

Как правило, изменение вполне «положительное». Оно мо­жет выражаться в повышенной жизнерадостности и усилении деятельных способностей. Жизнь становится более «осознан­ной». Конечно, есть исключения из этого правила. Но в основе их лежит, пожалуй, преимущественно недостаток внутренней подготовленности.


^ ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ ИЛИ НЕТ?

Вопрос о различии между галлюцинацией и «действительными» сверхчувственными переживаниями уже обсуждался. Здесь его следует рассмотреть еще и с другой точки зрения. Нельзя забывать, что галлюцинации, как их описывают в пси­хологической и психиатрической литературе, в большинстве имеют то общее, что их можно свести к чисто физиологическим причинам: болезненное состояние, отравление, сильно перевоз­бужденная нервная система и тому подобное. Они возникают, следовательно, в таких ситуациях, при которых душевная жизнь зависит сильнее, чем обычно от органических (телесных) функций.

В противоположность этому феномены, описанные здесь мною, возникают в ситуациях, когда душевная жизнь основыва­ется на состояниях, которые меньше зависят от физического тела, чем в остальное время жизни.

Они разворачиваются в душевном состоянии, которое полностью осознанно и поэтому позволяет осуществить точный само­контроль. Переживание, таким образом, нельзя оспорить при помощи интеллектуальных аргументов. Кто еще не имел такого опыта, не может знать, о чем идет речь.


^ ИМАГИНАЦИИ — «СУБЪЕКТИВНОЕ» СВЕРХЧУВСТВЕННОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ

Тот вид восприятий, который имеется здесь в виду, почти всегда образный. Штайнер называл его «имагинацией» (лат. «имаго» — образ).

Описания видений в поэзии, в религиозных текстах и в дру­гих документах древнего и нового времени часто полны обра­зов, которые всегда и повсюду проникают в физический мир, в его моря, облака, острова, корабли, луга, цветы. Это ангель­ские существа, боги или черти, у которых более или менее по­хожая на человека форма тела.

Эти описания часто натыкаются на недоверие и насмешки. Многие люди понимают «земное» в таких образах как доказа­тельство их иллюзорности. Если видение переживает не намеренный мошенник, то мы думаем, что это, по меньшей мере, жертва самообмана.

Вне всякого сомнения, многие так называемые «духовные» переживания основаны на суеверии, самовнушении или чистом надувательстве. Есть множество примеров тому из древнего и нового времени. Я хотел бы здесь только сказать, что наряду с этими ложными переживаниями существуют также «под­линные» сверхчувственные восприятия.

«Земные» процессы во многих описаниях видений могут иног­да показаться очень наивными. В некоторых случаях это, воз­можно, основано на том, что «пророки» различных эпох не на­ходили другого пути, чтобы выразить себя. Они облачали свои видения в простые образы, которые были связаны с известным опытом физической жизни. Но имеется и также совершенно другая возможность: видения действительно содержали также и такой опыт!

Штайнер настоятельно подчеркивает, что имагинации субъ­ективны. То, что человек переживает в физическом мире, вновь всплывает в имагинациях — и это на самом деле не является доказательством того, что они целиком и полностью ирреальны. Земные образы могут служить как бы для того, чтобы защитить себя от внутренней реальности, которая иначе, если бы она пе­реживалась непосредственно, могла бы оказать подавляющее действие. Имагинативное переживание можно рассматривать как бессознательное стремление защититься от неизвестного, используя известное как защитный покров.

В своей книге «Порог духовного мира» (Собр. соч. 17) Штайнер отмечает:

«Можно было бы даже сказать, что эти образы — это преж­де всего занавес, которым душа закрывается от сверхчувствен­ного мира, если она чувствует себя затронутой им».


^ СОДЕРЖАНИЕ ИМАГИНАЦИЙ

Само по себе абсолютно естественно, что имагинации появ­ляются со временем как следствие внутреннего ученичества. Упражнения, которые исполнялись достаточно интенсивно, рано или поздно приводят к тому, что астральное тело, а позднее также и эфирное тело приобретают измененную структуру. Они сгущаются и тем самым становятся доступнее для обнаружения. То, что стоит по сути за первыми имагинативными пережива­ниями, — это почти всегда феномены и процессы, которые раз­ворачиваются внутри человека. Если человек переживает панораму своей жизни, то он стало быть, воспринимает свое собст­венное эфирное тело. Три фигуры, которые явились профессору Капезиусу в мистической драме Штайнера, — это три его соб­ственные душевные силы.

В другом имагинативном переживании, которое часто появ­ляется, человек сталкивается с более или менее странно оформленным, может быть, даже вызывающим ужас звероподобным существом, которое даже может напасть на него. Однако этот образ представляет собой, скорее всего, лишь проекцию жела­ний, влечений или стремлений, которые существуют в его соб­ственном астральном теле и которые полностью переносятся на какой-либо объект в физическом внешнем мире. «Атака» на са­мого человека может, следовательно, быть кажущейся, а на са­мом деле она направлена против чего-то, находящегося вне его. Симпатии, антипатии, желания и влечения окрашиваются, исхо­дя из этого, в соответствии с внутренними переживаниями, так что они выглядят совершенно по-другому. Но может также слу­читься, что внутренние переживания человека испытывают изменения благодаря тому толкованию, которое он сам им дает. Все эти весьма дифференцированные нюансы должны учиты­ваться при рассмотрении. Какими бы интересными ни казались имагинации, было бы все же лучше не приписывать содержанию образов слишком большое значение.

Кто это ясно понимает, будет, конечно, осторожнее при оцен­ке переживаний, которые случились с ним самим или с другими людьми.

В книге «Как достигнуть познания высших миров» это фор­мулируется следующим образом:

«Не пробуй виденное тобою в духе облекать в слова или до­искиваться до смысла неумелым рассудком. Отдавайся непред­взято своему духовному созерцанию и не порти его для себя всякими размышлениями о нем. Ибо ты должен помнить, что твоя способность мышления сначала бывает совершенно не под­готовлена для суждения о твоем созерцании. Способность раз­мышления ты приобрел в своей прежней жизни, ограниченной одним только физически чувственным миром, а то, что ты при­обретаешь теперь, выходит за пределы этого мира. Поэтому не пытайся к новому и высшему прилагать мерку старого, только тот, у кого уже есть некоторая уверенность в наблюдении вну­тренних переживаний, может говорить о них для того, чтобы эта речь могла служить его ближним как импульс к развитию».


^ ИМАГИНАТИВНЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ НЕРЕДКИ

Часто спрашивают, действительно ли и в какой мере учени­ки Штайнера имели такие же переживания, как и он. На этот вопрос очень сложно ответить.

Некоторые признаки указывают сегодня на то, что имагинативные переживания теперь встречаются довольно часто. Такие впечатления могут стать причиной, чтобы начать духовное уче­ничество. Они могут появиться также как следствие осуществ­ляемых упражнений.

Совершенно несомненно, что среди тех, кто в наше время вступил на предложенный Рудольфом Штайнером путь упраж­нения, есть ряд людей, переживающих глубокие впечатления этого рода. Однако, по приведенным здесь причинам, они часто бывают очень немногословны в отношении своих внутренних переживаний. Они говорят об этом, лишь если есть действитель­ный повод. Среди них встречаются поэты, предпочитающие вы­ражать свои «узрения» в художественной форме. Они убеждены, что обычный повседневный язык совсем не справляется с вну­тренним величием действительных переживаний духа.

Кто принимает во внимание описанную здесь подспудную сторону этих явлений, не удивится, если повстречает людей, ко­торые ссылаются на беседы, доклады и книги и, главным обра­зом, на высказывания Рудольфа Штайнера и которые неохотно или, по крайней мере, очень осторожно отвечают на вопросы о том, насколько они сами могли проверить сообщаемое им на собственном опыте.

Часто замечаемая осторожность при обсуждении сверхчув­ственных феноменов не должна, однако, пониматься в том смыс­ле, что люди не могут уверенно знать, существуют ли такие феномены на самом деле или нет. Настоящее «свободное от тела» переживание, как правило, ярко выделяется от чувствен­ного опыта, который приобретается в обычном состоянии со­знания.

Кто непосредственно сталкивался с имагинатйвной сферой, знает, что есть сверхчувственная форма существования. Тем самым он обладает более широкими возможностями для того, чтобы выработать более определенную позицию относительно рассматриваемых Штайнером основополагающих вопросов.

Но подняться выше ступени имагинативного переживания, чтобы достичь более объективных познаний духа природы, зна­чительно сложнее.


^ ОТ ИМАГИНАЦИИ К «ИНСПИРАЦИИ»

Кто хочет подняться над имагинатйвной областью, должен, согласно Штайнеру, «пожертвовать» своими имагинациями, т. е. погасить (потушить, стереть) их. Для этого необходимо колос­сальное напряжение.

Кому это удается, тот переживает прежде всего полное вну­треннее опустошение. После этого появляются впечатления совсем другого рода.

Следует привести конкретный пример, чтобы показать, что имеется здесь в виду. В докладе от 9. 9. 1922 (Собр. соч. 215) Штайнер довольно подробно описывает, что происходит, когда человек гасит имагинацию.

«И в этот момент, когда Вы достаточно сильны для этого, Вы живете в сознании, которое больше не отгорожено физиче­ским организмом, больше не имеет перед собой эфирный организм...

Душа вступает затем, благодаря более высокой степени инспирации, в состояние, в котором она была в духовном мире, прежде чем через зачатие, через эмбриональную жизнь, через рождение сойти в физический организм человека. Вы достигае­те, таким образом, созерцания доземного существования челове­ческой души».

Кто это переживает, тот чувствует себя «вплетенным в мир творческих сил» и переживает их как бы «звучащими». Таким образом он вступает в чисто духовный мир. Он знает: в этом мире он сам и все другие люди были до рождения, и в этот мир он возвратится после смерти. Тем самым он достигает ступени познания, которую Штайнер называет инспиративной.

Того, кто воспринимает имагинацию, можно сравнить с негра­мотным, который получил письмо. Того, кто воспринимает ин­спирацию, можно сравнить с человеком, который научился чи­тать. Однако «шрифт», о котором здесь идет речь, переживается иным образом, чем буквы в физическом мире. Различные «зна­ки» исходят от сверхчувственных существ. Через них эти суще­ства дают о себе знать людям, знакомым с их «языком». По­этому достижение инспиративных знаний иногда называют «чте­нием скрытого письма».


^ ОТ ИНСПИРАЦИИ К «ИНТУИЦИИ»

Исчерпывающее, получаемое совершенно непосредственным путем знание сверхчувственной действительности может быть достигнуто только тем, кто продвинулся еще на один шаг на внутреннем пути ученичества.

Упражняющийся, если он хочет сделать этот шаг, должен намеренно подавлять даже мощные внутренние переживания, которые возникают у него благодаря инспирации. То, что появ­ляется после такого вторичного «погашения» в его сознании, которое в остальном абсолютно пусто, может путем энергичного, целенаправленного упражнения быть преобразовано в «интуи­тивную» познавательную способность.

Как следует из контекста, Штайнер использует выражения «инспирация» и «интуиция» иначе, чем они обычно применяют­ся. На вопросе, почему он выбрал именно эти обозначения, здесь трудно останавливаться детально.

Того, кто имеет опыт инспиративных переживаний, можно сравнить с тем, кто может прочитать письмо, но адресата знает только по переписке. Тот, кто развил «интуитивную» способ­ность, оказывается с этим адресатом — то есть со сверхчувствен­ным существом — лицом к лицу. Это переживание, однако, ис­пытывает еще одно усиление. В интуитивном познавательном акте, который происходит при полном освобождении от физиче­ского тела и в состоянии наивысшей ясности сознания, внутрен­няя сущность человека становится единой с объектом своего наблюдения. В объекте не остается ничего, чего бы наблюдатель не видел, а в его собственном восприятии нет ничего, что могло бы дать ему ложный образ получаемых им переживаний. Теперь он может с полной, окончательной уверенностью отличать ил­люзию от действительности в сверхчувственных мирах.


^ АНТРОПОСОФИЯ КАК «ДУХОВНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ»

Если совершающий упражнение человек достигает ступени интуиции, то он в принципе делает то же самое, что исследователь в лаборатории, устраняя со временем погрешности, оказы­вающие воздействия на его эксперимент, при помощи постоянно­го совершенствования экспериментальной техники.

Это принципиальное соотнесение с господствующими науч­ными методами исследования послужило для Штайнера пово­дом, чтобы охарактеризовать антропософию как форму «духов­ного исследования».

Если проведенное каким-нибудь исследователем наблюдение хочет получить научное признание, то в соответствии с обще­принятыми представлениями оно должно быть воспроизводимым. Это означает, что другой исследователь, который будет прово­дить это же самое исследование в таких же условиях должен в принципе прийти к таким же результатам.

Но есть ли другие наблюдатели, которые достигли таких же конечных результатов, как Штайнер?

По вышеприведенным причинам сложно однозначно отве­тить на этот вопрос. Однако те переживания, о которых сообщается в этой книге, свидетельствуют о том, что человек, по ка­кой-либо причине попавший в «свободное от тела» состояние сознания, испытывает сверхчувственные восприятия такого же рода, что описывает и Штайнер. В частности так обстоит дело у людей, которые в состоянии угрозы смерти переживают пано­раму жизни. Здесь мы имеем дело с феноменом, который в зна­чительной степени оказывается хорошо воспроизводимым. Видение панорамы жизни идентично с восприятием собственного эфирного силового поля. Исходя из этого феномена, можно описать, как появляется сверхчувственное переживание. Таким об­разом, оправдан вопрос: почему описаниям Штайнера, относя­щимся именно к этой теме, больше не уделяется внимание со стороны академических исследователей. Если проводятся дис­куссии о научном содержании высказываний Штайнера, то часто приводятся некоторые цитаты об «астральном теле», «сверхчув­ственных существах» или о различных инкарнациях (воплоще­ниях) человека. Подобные высказывания, которые вырваны из контекста и приводятся буквально, не могут дать ясного пред­ставления об антропософском духовном исследовании. Прежде чем обсуждать его результаты, следовало бы остановиться на обычном, впрочем, само собой разумеющемся исходном положе­нии, что нужно прежде всего понимать применяемые методы. Лишь тогда можно делать выводы.

Пожалуй, нет ни одного психолога, психиатра или невролога, чье описание условий, при которых появляется «внечувственное» восприятие, было бы общепризнанным. Вместе с тем сегодня этот вопрос очень актуален. Но на него не могло бы дать убе­дительного ответа и парапсихологическое исследование. Пара­психология гораздо чаще приводила к различным заблуждениям.


^ ПРИМЕРЫ ИЗ ПАРАПСИХОЛОГИИ

Современная парапсихология вся направлена на то, чтобы привести физические доказательства существования внечувственного восприятия (экстрасенсорная перцепция, ЭСП). Неко­торые ученые (Lodge, Myers, Hodson, Price и др. ) изучали «по­слания», которые передавались различными медиумами. При этом было обнаружено много блефа, однако, некоторые фено­мены были несомненно «настоящими». Например в этих опытах медиумы погружались в транс, т. е. в похожее на сон состояние сознания. Или контакт с «миром духов» искался через «автома­тическое письмо». Некоторые послания, полученные таким или похожим образом, могут содержать высказывания, которые мож­но проконтролировать при помощи объективных средств. Они, например, могут содержать факты и воспоминания, известные только какому-то одному определенному, уже умершему чело­веку и больше никому, по крайней мере в большей своей части.

Бывает, что у медиумов, находящихся в самых разных мес­тах, появляются указания и отдельные воспоминания, являю­щиеся отголосками классической истории или мифологии. Лишь только, если свести вместе сообщения различных медиумов, из этого раскроется некоторый смысл. Исследователи установили, что существовал некоторый общий прообраз, представленный в этих фрагментах. Но как это получалось, оставалось неизвестно. Такие «прообразы» в некоторых случаях сообщались медиума­ми, которые находились на трех различных концах земного ша­ра и абсолютно независимо друг от друга жили и работали.

Ряд исследователей (Rhine, Pearce, Pratt, Carrington и др. ) изучали «способность» нормальных людей правильно называть пять разных закрытых карт, лежащих перед ними на столе. Не­которые эксперименты из этой серии опытов проводились так, что испытуемые ни разу не могли видеть оборотную сторону карт, а также не имели возможности контактировать с экспери­ментатором. В результате всех этих экспериментов, которые проводились в течение долгого времени и при самом строгом контроле, оказалось, что некоторые испытуемые несравнимо чаще достигали правильных результатов, чем это можно было предположить по теории вероятности (Гаральд Шйелдеруп. «Скрытый человек» — Harald Schjelderup, «Den dolda människan»).

Парапсихологи должны были сначала преодолевать колос­сальные противодействия. Однако все больше исследователей вынуждены все же согласиться, что в некоторых случаях мето­ды исследования соответствуют всем требованиям научной точ­ности эксперимента. Английский психолог Г. Дж. Айзенк (Н. J. Eysenck), который сам представляет крайне «редукцио­нистские» взгляды, пишет в статье «Sense and Nonsens in Psyc­hology" («Смысл и бессмыслица в психологии»):

«Если бы не существовало гигантского отвержения, в кото­ром участвуют более тридцати факультетов различных универ­ситетов мира и сотни авторитетных ученых, специалистов по различным областям, утверждений исследователей парапсихо­логии, то непредубежденный наблюдатель мог бы только прий­ти к заключению, что действительно существует небольшая группа лиц, которые при помощи до сих пор еще научно не изу­ченных средств получают знания о том, что происходит либо в голове других людей, либо в окружающем мире».

Заключение Айзенка затрагивает действительное ядро про­блемы, которую поставила современная парапсихология: у не­которых людей можно обнаружить «неизвестные способности». Но что же такое представляют собой эти способности — счита­ется все-таки невыясненным.

Испытуемые, которые предложили исследовать себя, по впол­не понятным причинам не могут описать, что они на самом де­ле переживают, потому что все происходит на бессознательном уровне. Этого не может и экспериментатор. Он только регистри­рует и оценивает результаты. Предполагается, что он использу­ет только свои «обычные» познавательные способности.


multimedia-igri.html
multimedia-project-in-the-area-of-practical-translation-teaching-politics.html
multimedia-tehnologii-stranica-4.html
multimedia-videozapis-zvukozapis-postupivshie-v-biblioteku-pvgus-v-2010-g.html
multimedijnaya-prezentaciya.html
multimedijnie-lekcii-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-organizaciya-raschetov-i-bankovskoe-kreditovanie.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razvitie-i-vzaimodejstvie-sistem-organov-gosudarstvennoj-vlasti-i-mestnogo-samoupravleniya-v-rossijskoj-federacii-i-respublike-moldova-sravnitelno-pravovoj-analiz.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-12-kompleksnaya-ocenka-urovnya-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-subektov-rf-v-2001-2003-gg.html
  • reading.bystrickaya.ru/mechti-o-zemle-obetovannoj-skrizhali-moiseya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/19temi-referatov-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-informacionnie-tehnologii-upravleniya-kod-i-nazvanie.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-8-russkaya-ikona-lekciya-religioznoe-obosnovanie-kulturi-4.html
  • essay.bystrickaya.ru/byulleten-novih-postuplenij-za-maj-2011g.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-1-vvedenie-vvedenie-predmet-fiziko-himicheskie-osnovi-litejnogo-proizvodstva-elementi-fizicheskoj-himii-tema-2.html
  • student.bystrickaya.ru/1-dobrovolnoe-obshestvo-sodejstviya-armii-aviacii-i-flotu-respubliki-belarus-dosaaf.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-3-trebovaniya-k-sroku-i-ili-obemu-predostavleniya-tehnicheskoe-zadanie-razdel-obshie-trebovaniya-predmet.html
  • writing.bystrickaya.ru/doklad-o-rezultatah-i-osnovnih-napravleniyah-deyatelnosti-stranica-2.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-10-kontrol-za-vipolneniem-dogovora-rabochee-vremya-i-vremya-otdiha.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sozdanie-istoricheskogo-atlasa-po-materialam-generalnogo-mezhevaniya-problemi-i-resheniya.html
  • institut.bystrickaya.ru/svedeniya-ob-utilizacii-othodov-sostav-proekta.html
  • books.bystrickaya.ru/deyatelnostnogo-podhoda-v-obuchenii.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zakon-rf-ob-ohrane-okruzhayushej-prirodnoj-sredi.html
  • znanie.bystrickaya.ru/513-normi-ocenki-kachestva-ob-utverzhdenii-pravil-ustrojstva-i-bezopasnoj-ekspluatacii-parovih-i-vodogrejnih-kotlov.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zhitie-sergiya-radonezhskogo.html
  • crib.bystrickaya.ru/irina-odoevceva.html
  • testyi.bystrickaya.ru/avtomobil-freze-i-yakovleva.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/orenburgskaya-gosudarstvennaya-medicinskaya-akademiya-federalnogo-agentstva-po-zdravoohraneniyu-i-socialnomu-razvitiyu-stranica-2.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/tvorchestvo-ierepina.html
  • tests.bystrickaya.ru/logicheskoe-sledstvie-rezultatov-sociologicheskih-issledovanij.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/puti-povisheniya-rezultativnosti-kreditnogo-risk-menedzhmenta-v-kommercheskom-banke.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/xiv-specialnost-farmaciya-prikaz-minzdrava-rf-ot-19-avgusta-1997-g-n-249-o-nomenklature-specialnostej.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-sedmaya-epohi-realizma.html
  • textbook.bystrickaya.ru/hrestomatiya-i-razgovornaya-rech-kniga-predstavlyaet-soboj-pervij-akademicheskij-uchebnik-po-kulture-rechi-soderzhashij.html
  • student.bystrickaya.ru/33-ugolovnoe-pravo-obshaya-chast-metodicheskie-materiali-studentu-zaochniku-2-kursa-na-baze-visshego-i-srednego.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vidacha-besplatno-formennoj-odezhdi-i-obmundirovaniya-zarplata-i-kadri.html
  • notebook.bystrickaya.ru/iii-podrobnaya-informaciya-ob-emitente-ezhekvartalnij-otchet-irkutskoe-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-energetiki.html
  • writing.bystrickaya.ru/globalizaciya-i-fragmentaciya-potrebleniya-chast-2.html
  • tasks.bystrickaya.ru/262a-ohrannik-edinij-tarifno-kvalifikacionnij-spravochnik-rabot-i-professij-rabochih.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zakonomernosti-vospitaniya.html
  • institut.bystrickaya.ru/stanciya-glubokoj-ochistki-stochnih-vod.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/shini-dannih.html
  • university.bystrickaya.ru/finansovaya-politika-na-sovremennom-etape.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.